Новые санкции не смогли отразиться негативно на курсе рубля

Полезная информация по теме: "Новые санкции не смогли отразиться негативно на курсе рубля" с ответами на все возможные вопросы. Если вы все же не найдете ответ на интересующие вопросы, то обращайтесь к нашему дежурному юристу.

Новые санкции не смогли отразиться негативно на курсе рубля

В начале месяца рубль показал падение на мировой финансовой бирже.

Сейчас поддержку рублю, как и ранее, оказывает только высокий спрос на российские облигации. Тенденция на укрепление российской валюты в мире, скорее всего, не даст ей заметно снизиться в ближайшие месяцы.

За неделю несколько иностранных центробанков снизили ключевые ставки. До конца года прогнозируется дальнейшее увеличение количества банков, которые примут такое же решение. Недавно такое заявление поступило и от Банка России, и в ближайшее время следует ожидать реализации озвученного.

Новые санкции не смогли отразиться негативно на курсе рубля

Американские конгрессмены разработали новый проект санкций в отношении России. На этот раз причиной санкций может стать инцидент в Керченском проливе в ноябре прошлого года. Тогда российский флот атаковал несколько украинских кораблей и арестовал украинских моряков, находившихся на борту.

В ответ на такие действия представители конгресса США предложили ввести ограничения против 24 сотрудников ФСБ. В эфире РБК-ТВ аналитики обсудили, может ли это изменить курс доллара к рублю и насколько важным для российской валюты окажется удешевление нефти. Подробнее смотрите на видео:

Прямо сейчас курс рубля намного больше зависит от ключевой ставки в США, чем в России, заключили эксперты. Финансовый обозреватель РБК-ТВ Константин Бочкарев рассказал, что происходит на мировых рынках, а также как это сказывается на ценах на нефть и курсах валют:

Новые санкции США – реальная угроза или блеф? Отвечают эксперты

Август продолжает оправдывать репутацию самого сложного для рубля месяца. В конце прошлой недели группа американских сенаторов, в числе которых Роберт Менендес и Линдси Грэм, внесли в Конгресс США законопроект о расширении антироссийских санкций. На этом фоне курс российской валюты просел до 63,5 за доллар.

Предвкушая скорую угрозу, аналитики Citigroup опубликовали неутешительный прогноз, согласно которому рубль может обрушиться на 15%, до 73 рублей за доллар, если американский конгресс примет решение ввести санкции против всего российского госдолга. Так ли опасны будущие санкции, и как возможные ограничения скажутся на курсе национальной валюты, – отвечают эксперты.

Часть политической игры или комплексный удар по российской экономике?

Представленный накануне в американском конгрессе законопроект грозится «ужесточением санкций в отношении энергетического и финансового секторов России, ее олигархов и государственных предприятий, а также применением санкций в отношении нового российского суверенного долга».

Последний пункт может стать ключевой угрозой для рубля, поскольку предусматривает запрет для американских инвесторов на покупку новых выпусков российского госдолга (иначе – облигаций федерального займа).

Сейчас на руках иностранных вкладчиков 28% выпущенных ОФЗ, и некоторые из держателей ценных бумаг уже пытаются от них избавиться. Поскольку формулировка о запрете на покупку «новых» долговых обязательств остается слишком расплывчатой для инвесторов. По словам старшего аналитика «Альпари» Вадима Иосуба, остается непонятно, будут ли санкции затрагивать последний выпуск ценных бумаг, или только будущие облигации. Так же неизвестно, собираются ли американские власти принуждать к продаже старых ОФЗ.

Как предположили аналитики банка Citi, в случае распространения санкций только на новые ценные бумаги, рубль может просесть на 5% до 67 рублей к доллару и до 77 рублей к евро. Но если под запретом окажутся и старые выпуски ОФЗ, то девальвация рубля может быть и 15% – доллар по 73, а евро по 84.

Стоит отметить, что помимо резидентов Штатов, ограничения на покупку российского госдолга могут затронуть и представителей других государств, которые имеют деловые интересы в Америке. По мнению Иосуба, если ограничения будут включать и нерезидентов США, то удар по российской валюте может оказаться масштабнее прогноза Citigroup.

Но, думаю, Россия уже готовится к возможному удару по долговым бумагам. Сейчас российская экономика работает в режиме серьезного профицита внешней торговли ($177,2 млрд за январь-май, что +27,3% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года), рост которого будет продолжаться, пока дорожает нефть. Поэтому, мне кажется, что в условиях такого профицита экономика страны вряд ли сильно нуждается в деньгах иностранных инвесторов, – поделился своим мнением эксперт «Альпари».

При этом аналитик обращает внимание на то, что, помимо финансовых санкций, американские законодатели обсуждают ограничение инвестиций российских государственных или полугосударственных компаний в энергетические проекты США. По словам эксперта, данный запрет в долгосрочном периоде может оказаться более болезненным, чем самая жесткая форма санкций на вложения в ОФЗ.

Впрочем, все эти разговоры и опасения могут быть напрасны. Ряд экспертов предполагают, что конгресс попросту не примет новый санкционный законопроект. Аналитик «Промсвязьбанка» Михаил Поддубский, обращает внимание, что пакет санкций Менендеса и Грэма – это лишь один из вариантов законопроекта, принятие которого в текущем виде может ударить и по американской экономике.

Скорее, этот законопроект — часть политической игры, конгрессмены набирают «висты» перед ноябрьскими выборами в конгресс, — полагает старший аналитик «Альпари» Роман Ткачук. — Более вероятно, что этот законопроект станет очередным инструментом давления США на Россию.

В противном случае, обсуждение данного проекта может продолжиться в сентябре и затянуться еще на несколько месяцев. С учетом предстоящих ноябрьских выборов в нижнюю палату Конгресса США и очереди из ожидающих законопроектов, санкции против России могут быть не самой большой головной болью американских сенаторов. Однако, если ограничения все же будут приняты, они окажут долгосрочный кумулятивный эффект на отечественную валюту. Впрочем, это будет не разовое падение, считает Иосуб, а постепенное снижение в течение 3-6 месяцев.

Рубль некому защитить, но его обвал маловероятен

Одно упоминание санкций вызывает на валютном рынке панику, которая может привести к резкому падению рубля. Сейчас «россиянин» достаточно уязвим из-за сокращения влияния внутренних факторов поддержки, считает главный аналитик «Нордеа Банка» Денис Давыдов.

Параллельно снижается стоимость нефти на фоне неопределенности со спросом со стороны Китая, который недавно находился в состоянии обостренного торгового конфликта с США. По мнению аналитика eToro Михаила Мащенко, только в случае преодоления уровня $74 за баррель марки Brent, нефть может помочь рублю укрепиться. Однако на текущей неделе американские власти должны определиться с формулировкой санкций против Ирана, что, скорее всего, негативно повлияет на рынок «черного золота».

В то же время негативное воздействие на отечественную валюту продолжают оказывать закупки иностранной валюты российским Минфином. В прошлую пятницу ведомство заявило, что с 7 августа по 6 сентября ЦБ будет закупать валюту на 16,7 млрд рублей в день, суммарно направив на эти цели рекордные 383,2 млрд рублей.

Несмотря на угрозу санкционного удара и в целом негативный информационный фон, резкое падение рубля в августе маловероятно. Большинство прогнозов сводится к тому, что российская валюта будет двигаться в диапазоне 63,5–65 рублей за доллар.

До тех пор, пока доллар будет торговаться ниже зоны 63,75-64,25, будет развиваться боковая динамика, и даже не исключены периоды укрепления рубля, – считает валютный стратег ГК TeleTrade Александр Егоров.

Новые санкции не смогли отразиться негативно на курсе рубля

Санкции, предложенные сенаторами США, могут ударить по российским банкам. Сейчас обсуждается запрет на покупку нового суверенного долга, а также требование по запрету операций и блокировке активов российских госбанков в США.

Читайте так же:  Жестокое обращение с животными (статья 245 ук) что важно знать

Если санкции будут приняты в текущем виде, мы прогнозируем следующие последствия для банков:

Банкам придется поднять ставки по всем депозитам, в том числе долларовым, если население потянется за своими вкладами. Это приведет к снижению чистой процентной маржи.

Девальвация рубля до 65-70 рублей за доллар приведет к росту активов банков в рублях, за счет переоценки их валютной части. Это приведет к снижению нормативов банков и потребует повышения капитала. Это может вынудить банки ограничить дивиденды, которые в этом году должны были существенно вырасти.

Еще большее падение ОФЗ, которых у банков много, приведет к убыткам и опять же снижению прибыли.

Ввод новых санкций против российского бизнеса вынудит банки увеличивать резервы, что опять же снизит прибыль.

Куда могут упасть акции Сбербанка при плохом сценарии? Мы полагаем, что обыкновенные акции могут упасть в район 180 рублей. На этом уровне должен возникнуть спрос. Но если все пойдет по совсем плохому сценарию (конкретные санкции против олигархов, сильная девальвация, общее ухудшение экономической ситуации), то акции могут упасть сильнее, возможно, до 150-160 рублей, что эквивалентно 0.8 капитала. Это те уровни, которые акции банка достигали в кризисные 2014-2015 гг.

Что касается ВТБ, компания опубликовала сильные результаты за 2 квартал 2018. Прибыль банка составила 43 млрд рублей (против ожидаемых 38,4 млрд). Тем не менее, во время активной санкционной риторики на результаты мало кто обращает внимание. Когда существуют высокие политические риски, очень сложно сказать, какие уровни являются привлекательными для покупки.

Напомним, что российский рынок стал эпицентром шторма после публикации подробностей последнего законопроекта о санкциях, представленного в Конгресс, а также новостей о введении новых санкций с 22 августа из-за «дела Скрипалей». На фоне этих новостей рубль упал до минимальных отметок с ноября 2016 года и продолжает падение, как и индекс РТС. Кроме того, акции Аэрофлота подешевели более чем на 8% на открытии торгов на Московской бирже. На американское направления приходится около 3-4% выручки и операционной прибыли Аэрофлота. В случае, если будут введены санкции на запрет полетов в США, это, конечно, отразится на компании, но не будет критичным. Однако мы считаем введение санкций такого рода маловероятным.

В целом, на наш взгляд, вероятность введения санкций, блокирующих коррсчета российских госбанков в США, остается низкой – это наиболее «ядерная» мера по степени ущерба финансовой системе, и используя ее, у конгресса фактически не останется других мер в запасе.

Более реальным риском может быть введение запрета на покупку нового суверенного долга. По нашей оценке, в случае введения запрета, доходности длинных ОФЗ, в которых иностранцы имеют наиболее существенное участие, может вырасти на 1 п.п. Несмотря на то, что запрет не будет распространяться на существующие выпуски, первой реакцией, скорее всего, будет сокращение позиций. При этом надо учитывать, что риски санкций отчасти уже в цене – с середины июля (со встречи Путина и Трампа), доходность ОФЗ 26207 выросла на 50 б.п., превысив 8%.

Курс рубля на фоне продаж нерезидентов может сместиться в диапазон 65-70 руб. При этом, рост доходности ОФЗ, вероятно, приведет к появлению «нового спроса» со стороны иностранных и российских инвесторов, учитывая, что кредитное качество России как заемщика на фоне других EM остается крепким. Поэтому просадка в случае введения санкций может оказаться краткосрочной, и ее стоит рассматривать как возможность для покупки российских госбумаг.

Что касается инвестиционных рекомендаций клиентам, то самое разумное, что мы можем посоветовать – не пытаться заниматься спекуляциями на таком волатильном рынке и не пытаться ловить «падающие ножи». По возможности не совершайте активных операций на рынке и дайте ему для начала успокоиться.

Новые санкции США не отразятся на курсе рубля

— В конце года рубль немного отвязался от цены на нефть, и это было многими замечено. Я думаю, что эта тенденция продолжится в ближайшее время.

[3]

Минфин будет покупать доллары на рынке, нефть в обозримом будущем медленно расти в цене. Пока нет серьезных предпосылок для изменения тренда на обратный. И в данной ситуации национальная валюта будет, конечно, отставать от нефти, но все равно укрепляться вслед за ней. Немного, но тем не менее.

Что же до возможных в начале февраля новых санкций против России, о которых много говорят, то я считаю, что возможное ужесточение санкций, скорее всего, будет касаться конкретных людей и их финансов, в результате на курсе рубля не отразится.

Вчера рубль вел себя по-разному к основным мировым валютам, в ходе утренних торгов укрепляясь к доллару и слабея к евро. Эта тенденция продолжалась в течение всего торгового дня, поддерживаемая нефтью, стабилизировавшейся на уровне в 69,5 доллара за баррель сорта Brent.

Официальный курс доллара на сегодня, 16 января, составляет 56 рублей 36 копеек (ослабление на 24 копейки). За один евро дают 68 рублей 82 копейки (укрепление на 56 копеек).

Ответ за хакеров: как очередные санкции повлияют на рубль и банки

США формально еще не ввели новые санкции, но уже нет сомнений, что принятый в среду проект Конгресса пройдет все согласования. Трамп вряд ли рискнет наложить вето, т. к. в этот раз причина санкций отлично обоснована для американцев — не далёкий непонятный российский Крым, а русские хакеры в избирательных участках США. Параметры санкций (по мере важности для РФ):

  • Поручить Минфину США за 180 дней подготовить проект ограничений инвестиций в российские гособлигации и производные (CDS, например) – де-факто, американцам и «зависимым» дали полгода на выход из российских ОФЗ и евробондов.
  • Сократить допустимую дюрацию долгового финансирования санкционных банков с 30 до 14 дней, а нефтегазовых компаний с 90 до 30 дней.
  • Запрет президенту в одностороннем порядке и без согласия Конгресса снимать существующие санкции, которые кодифицируют в единый закон, – это окончательно хоронит надежды оптимистов на «большую сделку» по Сирии/Украине/санкциям.
  • Новые ограничения на продажу России технологий, нужных для добычи углеводородов.
  • Секторальные санкции предполагается расширить на металлургию, морской и железный транспорт. Деталей пока не предоставлено, но более всего это коснется госкомпаний.
  • Расширение круга подсанкционных лиц и компаний за счёт причастных к операциям в Сирии, кибератакам, спецслужбам и прочим коррупционным действиям (любопытно включение пункта о коррупции при приватизации — интересно, начиная с какого года?).

Кто всё это «заказал»? Единодушное (всего два голоса против) голосование говорит о том, что это консолидированная позиция всех политиков, т. е. конгрессмены уверены, что это то, чего от них ждут избиратели. Началось это с компании демократов, но затем, из-за «вмешательства русских» в избирательную компанию (через попытки влезть в базу данных), это движение приняло системный характер. Такая позиция почти всего Конгресса понятна: «Россия покусилась на святое».

Докажут ли, были ли «русские хакеры», пока не ясно, но уже понятно, что России тут «не повезло» — противники с американской стороны неожиданно оказались упрямыми и «идейными». А невысокое экономическое значение России для США (намного ниже политического веса) означает, что в нас там никто не заинтересован, кроме нескольких нефтяных и сервисных компаний. Всего 2% доли России в мировом ВВП и отсутствие экономических интересов у тех, кто обычно лоббирует в Конгрессе, привело к тому, что нас на Капитолии защитить некому.

Читайте так же:  Как и где получить свидетельство о рождении

Рассмотрим эффект первых двух, самых опасных элементов новых санкций на российскую банковскую систему, экономику и фондовый рынок.

Рынок госдолга и рубль

Новый закон пока не вводит прямого запрета на покупку американцами (а де-факто, всеми инвесторами, торгующими из или через США) российских гособлигаций, но посыл очевиден – это решение не за горами, и кто не успеет продать до этого времени, тот сам виноват. Прогноз моментальных последствий санкций делать не просто. Ведь после санкций за присоединения Крыма вскоре начался приток американских денег из хедж-фондов в российские акции, а после девальвации и повышения ставки ЦБ начался массовый приток средств в ОФЗ (для carry trade). Жадность инвесторов превышала страх, да и ставки в мире продолжали снижаться.

[2]

А сейчас можно вспомнить, что при такой же цене нефти в ноябре 2016 рубль был 64-66 за доллар. Вот это первый ориентир, куда сейчас дойдем. Но в ноябре 2016 года не было таких вложений в ОФЗ – именно они и стали причиной переоцененности рубля на 10%. Теперь исход иностранцев из ОФЗ станет причиной падения курса рубля. Более того, рынок валюты входит в период плохой сезонности по счету текущих операций (середине года счёт обычно вдвое ниже, чем в 4-м и 1-м кварталах) – приток валюты от экспорта почти весь уйдет на импорт товаров и услуг (туризм).

И вот в такой сезон мы входим с рекордной 30% долей иностранцев в ОФЗ и переоцененным на 10-12% рублем. Даже с поправкой на фактор завышенного спроса на российские гособлигации под carry trade (мы его высчитывали через CDS), переоцененность рубля остается на уровне 7,5%. А если предположить, что за полгода примут-таки санкции на российский госдолг, то тогда CDS вернутся на как минимум уровень до победы Трампа, т. е. с текущих 165 б. п. на 220-240, что даже при росте цен на нефть к $60 за баррель оставит справедливый курс рубля на уровне 64-67 рубля за доллар (а при нефти в $50 будем иметь 70-73,5 руб.).

Банковская система

Основной удар по российским банкам будет первоначально нанесен через регулирование. И придется в этот раз на те из них, кто обслуживает подсанкционные компании. Им будет труднее привлекать краткосрочное фондирование для кредитование госкорпораций, особенно в части торгового финансирования, где сокращение сроков разрешенного кредитования чувствительно.

Кроме того, усилится контроль за платежами российских компаний и на этой почве запугают иностранные банки, работающие в России (скорее всего, пойдет новая волна публикаций про то, что якобы такие банки помогали «подсанкционным» русским или что-то «отмывали» — отсыл к этой практике есть в новом законопроекте). Постараются запугать и азиатские расчетные центры (Гонконг, Сингапур, Дубай), чтобы там не только европейские, но и местные банки не принимали на себя расчеты россиян, выгоняемых из Европы и США.

Трудности с финансированием (14 дней вместо 30) первоначально также больше ударят по банкам. Пока — в ограниченном масштабе, т. к. в России пока еще избыток валютной ликвидности за счет притока средств иностранцев в ОФЗ, сезонно позитивного сальдо счета текущих операций и потери интереса населения к валюте. Затем и стоимость кредита в реальном секторе повысится, т. к. сократиться объем межбанковского кредитования, а избыточная ликвидность уйдет в валюту.

При этом не стоит ждать банковского кризиса, сопоставимого с 2008 и 2014 год, т. к. с 2014 года российские банки перевернулись в «чистые кредиторы мира», и на начало года нашим банкам иностранцы были должны почти на $50 млрд больше, чем мы им, – благодаря санкциям, вынудившим банки гасить свои внешние долги. И это очень сильно контрастирует с тем, что было перед 2008 годом (были нетто заемщиками на $125 млрд) и даже в 2014-м (там больше долг был у корпораций, а не банков). Абсолютный размер внешнего долга — достаточно большой ($170 млрд), но из них только $31 млрд — краткосрочные обязательства, а по глобальному межбанку — только $22 млрд. Поэтому такое неполное закрытие долларового финансирования (оставили открытым overnight и недельную ликвидность, а банки вне санкционного листа не имеют ограничений на привлечение капитала) пока не нанесет непоправимого ущерба банковской системе.

Видео (кликните для воспроизведения).

Однако ЦБ придется менять свою сверхжесткую ДКП и увеличивать объёмы финансирования некоторых из санкционных банков. Возможно, даже создать на базе «частного» банка центр поддержки внешнеторговых операций для попавших под ограничение нефтегазовых компаний.

Экономика

Импорт каких технологии ограничат, будет понятно через несколько месяцев. Скорее всего, продолжится усиление контроля за передачей любых технологий, связанных с ИТ, космосом, авиацией. Возможно и одно позитивное последствие — может быть, от «Роснано» на время отстанут с проверками, т. к. скоро эта организация останется единственным «приличным» в РФ (с точки зрения западной «общественности») импортером технологий и know how.

Можно также ожидать, что российский большой бизнес будет ускоренными темпами защищаться от западных и российских властей одновременно. Наиболее яркий пример проблем «для всех» — новый виток «топорной деофшоризации», выражающийся, например, в продвижении запрета для офшорных компаний участвовать в приватизации в РФ. Очевидная направленность такого законопроекта против «своих» будет оправдываться «необходимостью знать бенефициаров», но фактически приведет к ускорению уже не только оттока российских частных капиталов за рубеж, но и к легализации его в тех же США и ЕС в целях большей защищенности инвестиций в Россию.

Выводы

Новые санкции не разорят экономику и банковскую систему РФ. Пока они не касаются госдолга и экспорта энергоносителей (тут вряд ли Германия поддержит). Но эффект для финансовых рынков может оказаться сопоставимым с худшими эпизодами 2014-2016 годов:

— Отток средств из ОФЗ приведет к росту ставок на 1-2 пп (после финального их снижения на снижении ставки ЦБ РФ).

— Еврооблигации РФ также подешевеют, а CDS на них вырастут обратно к уровням 220-240.

— Рубль подешевеет на 15-20%, растеряв всю свою переоцененность к нефти.

— РТС уже потерял все свои «достижения» после избрания Трампа и первой сделки ОПЕК и теперь может вернуться в диапазон 850-950 (2-3 кв. 2016 года).

Что стоит предпринять властям для подготовки к новому витку санкционной и финансовой войны с Западом? Видимо, на то есть максимум полгода, и правительству можно порекомендовать:

— Срочно возобновить процесс накопления резервов ЦБ, благо рубль сильно переоценен – задачу вернуться к $500 млрд никто не отменял (сейчас $408 млрд),

— Ускорить цикл снижения ставки, чтобы поддержать экономику и банковский сектор, а также иметь больше простора для защитного повышения ставки, когда начнется «наезд» на рубль в конце года из-за исхода иностранцев из ОФЗ,

— Перейти к режиму устойчиво недооцененного курса рубля, чтобы иностранцам невыгодно было «выходить», импортозамещение получило новый импульс и чтобы не было проблем с бюджетом,

Читайте так же:  Инструкция по межеванию земельного участка

— Подготовить форму валютного контроля для иностранных (видимо, в первую очередь — американских) инвесторов, которая бы ограничивала возможность вывода спекулятивного капитала. Например — через высокий налог на репатриации средств от продажи ОФЗ, если период их удержания меньше трех лет.

Деревянный не утонет: рубль переживет ноябрьские санкции США

Приближается ноябрь и выборы в американский конгресс. В связи с этим может вновь обостриться санкционная риторика в адрес России. К прежним опасениям относительно ограничительных мер в отношении госдолга и крупнейших банков с госучастием недавно добавилась новая горячая тема — потенциальный выход США из договора по РСМД.

По мнению ряда аналитиков, все это создает негативный фон вокруг рубля. Однако пока российская валюта продолжает укрепляться. И при отсутствии серьезных внешних шоков этот процесс имеет все шансы на продолжение, полагают опрошенные «Ридусом» эксперты.

Почему дорожает рубль

Основную поддержку рублю оказывают сейчас высокие цены не нефть, считает вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский. Недавний обвал на американском фондовом рынке должен был привести к их снижению, как это случилось в 2008 году, но ничего подобного не произошло, отмечает он. По мнению эксперта, это говорит о том, что санкции против Ирана, по всей видимости, работают, и Россия вместе с Саудовской Аравией не могут заместить весь выпадающий объем черного золота.

[1]

Этот положительный для рубля фактор сохранится как минимум до конца года, полагает Вязовский. К тому же уже начался отопительный сезон, что также стимулирует спрос на энергоносители, соответственно, нефть держится на высоте, и рубль тоже.

Аналитик АО «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин добавляет, что текущему укреплению национальной валюты способствуют не столько цены на нефть сами по себе, сколько отмена бюджетного правила. Энергоносители с начала октября дешевели, в то время как национальная валюта, напротив, дорожала, невзирая даже на сохранение политического дисконта, напоминает он.

«До того, как бюджетное правило перестало действовать, фактически мы жили при курсе рубля, соответствующего нефти по 40 долларов за баррель. Когда это правило отменили, рубль постепенно должен вернуться к курсу, соответствующему рыночным ценам на нефть. Сегодня она стоит фактически в два раза выше, чем это было во времена бюджетного правила», — пояснил аналитик.

По его словам, переоценка и укрепление рубля будут постепенно идти до конца года, и этому процессу очень сложно помешать. Ни плавное снижение цен на нефть, ни санкции, ни какие-то другие факторы не смогут его остановить, разве что затормозить. Если бы не было негативных геополитических ожиданий, рубль укреплялся бы еще быстрее, полагает эксперт.

«На текущий момент к концу года мы ожидаем укрепления рубля, вопреки сезонности и снижению цен на нефть. По паре доллар/рубль ожидаем 61−62 рубля в декабре», — замечает Нигматуллин.

Плюс геополитика

Цены на нефть, пауза в бюджетном правиле и санкции — три главных фактора, которые влияют сегодня на курс рубля. Уже 5 ноября должны пройти выборы в конгресс США, после которых вопрос о новых ограничительных мерах против России вернется в актуальную повестку американских властей. Желательно также дождаться уже подтвержденной встречи президентов двух стран, чтобы понять, могут ли в принципе две страны о чем-то договориться.

«После предыдущей встречи особо никаких изменений не было, но не зря же Болтон приезжал. Новая встреча, скорее всего, все-таки принесет какие-то плоды. По крайней мере, участники финансовых рынков на это надеются», — говорит Вязовский.

По его мнению, если вокруг выборов в конгресс опять начнется какая-то вакханалия с обвинениями в адрес России, еще до принятия санкций рубль может отреагировать падением, и доллар легко уйдет в районе 70 рублей и выше. Но с макроэкономической точки зрения сегодня просто не видно факторов, которые бы привели к резкому обрушению рубля даже в случае новых ограничений, уверяет эксперт.

У России сейчас очень высокий профицит счета текущих операций, и торговый баланс отличный. ЦБ заморозил ключевую ставку на достаточно высоком, по сравнению с развитыми странами, уровне, что на фоне дорогой нефти способствует возрождению интереса к carry trade. Недавно Минфин неплохо разместил ОФЗ после длительного периода почти полного отсутствия спроса на эти бумаги. Да, наблюдается отток капитала с фондового рынка, но это общая проблема всех развивающихся рынков.

Но и существенных санкций эксперты пока не ожидают, полагая, что, скорее всего, они будут смягчены относительно анонсированного объема. Предложенные Сенатом США ограничения неадекватно жесткие по целому ряду причин, но в основном из-за того, что этот законопроект писали политики, поясняет Нигматуллин. Однако с экономической точки зрения там много нюансов, которые сложно будет реализовать, и они очень опасны для глобальной финансовой системы, в том числе, американской.

Запрет на покупку старого и выпуск нового госдолга, на расчеты в долларах крайне негативно повлияет на всех, и Минфин США, который регулирует введение экономической части санкций, прекрасно это понимает. В отличие от политиков он придерживается правила, согласно которому, ограничительные меры не должны вредить экономике самих США. Минфин уже давал несколько раз негативные отзывы на подобные законопроекты, и даст еще раз, полагают аналитики.

«В этом отношении показательна история с санкциями против „Русала“. Изначально было анонсирован один законопроект, но по факту Минфин одобрил совершенно другой набор мер, сильно урезанный. В итоге санкции оказались как минимум на две трети слабее, чем изначально планировалось. Я думаю, что нечто подобное будет и в случае с законопроектом сената США по России в целом», — прогнозирует Нигматуллин.

Что же касается возможного выхода США из договора по РСМД, сам по себе этот факт для рубля, скорее всего, будет иметь нейтральное значение, считают эксперты. Вот если за ним последует какие-то военные меры, скажем, размещение новых ракет у границ России, к примеру, на Украине, аналитики начнут учитывать этот риск в своих прогнозах.

Что будет с рублем и госдолгом после новых американских санкций?

Конгресс и сенат США скоро будут рассматривать очередной пакет санкций против России, причем на этот раз в рамках обсуждения оборонного бюджета на 2020 год есть шансы на принятие тех мер, от введения которых несколько раз отказывались президентские администрации как Барака Обамы, так и Дональда Трампа. Однако политические расклады изменились, и есть вероятность, что этот жесткий пакет действительно удастся протащить через конгресс и сенат. А значит, есть все основания уже сейчас обсуждать вероятные последствия действий против российского госдолга, на которых настаивают конгрессмены-демократы Максин Уотерс и Брэд Шерман (уже получившие предварительную поддержку своих однопартийцев и даже некоторых республиканцев).

Американская законодательная система устроенна довольно странным (с точки зрения цивилизованного европейца) образом. Она позволяет «пристегивать» к любому законопроекту, особенно бюджетного или квазибюджетного характера, поправки, которые, по сути, являются отдельными законами и зачастую не имеют никакого (вообще никакого) отношения к теме основного законопроекта. Это своего рода узаконенная форма шантажа, которая позволяет группам депутатов проворачивать нехитрую схему: если стране нужен оборонный бюджет, то пусть с бюджетом будут приняты их поправки (зачастую даже не бюджетного характера), — например предполагающие введение санкций против российского государственного долга. Именно такую «поправку» внесли в проект оборонного бюджета на 2020 год калифорнийские конгрессмены-демократы Максин Уотерс и Брэд Шерман.

В случае если оборонный бюджет будет принят в таком виде и потом подписан Дональдом Трампом, последует наложение полного запрета на операции с российскими государственными долговыми инструментами, который будет распространяться на всех граждан США. Под долговыми инструментами подразумеваются облигации российского Министерства финансов и ценные бумаги Центрального банка России, которые будут выпущены через 180 дней (и позже) после принятия этого законопроекта. Нетрудно заметить, что санкции такого рода уже предлагались как администрации Обамы, так и администрации Трампа, и в обоих случаях Белый дом решил воздержаться от таких шагов.

Читайте так же:  Аффилированное лицо что это такое и кто им может быть

Если меры такого рода будут введены, то их последствия можно будет разделить на правовые и психологические. После введения пакета американские инвесторы не смогут покупать новые выпуски российских государственных облигаций (что в теории должно негативно повлиять на их цены в будущем и привести к тому, что Минфину придется предлагать более высокую доходность для размещения новых облигационных выпусков).

Очень вероятно, что их авторы рассчитывают на психологический аспект: многие инвесторы, чтобы не подвергаться лишнему риску, сочтут хорошей идеей вообще уйти с российского рынка и распродать по любой цене уже имеющиеся пакеты российских облигаций (даже тех, которые пока не попадают под санкции). Если таких инвесторов будет много, то их одновременный уход с российского рынка государственных облигаций (в том числе рублевых) может оказать негативное воздействие как на котировки всех государственных долговых инструментов, так и на курс рубля.

У этих расчетов и надежд есть, однако, несколько серьезных проблем, из-за которых две президентские администрации США не захотели вводить именно такие санкции. Проблема первая: влияние американских инвесторов на российский рынок госдолга, а также влияние американских инвесторов на общий объем спроса на рубли — недостаточно велики для того, чтобы нанести серьезный и долгосрочный ущерб российскому рынку. Достаточно посмотреть на статистику двух крупных российских размещений валютных государственных облигаций. В июне Минфин сообщал, что «почти 60 процентов объема доразмещенных евробондов России на 2,5 миллиарда долларов приобрели инвесторы из Великобритании, из США — 26 процентов». В марте статистика была аналогичной: «Инвесторы из Великобритании выкупили более половины новых еврооблигаций России, а инвесторы из США — 20 процентов, — сообщил Минфин. Санкции и «враждебная риторика» Запада не подорвали доверие к российским активам, заявили в ведомстве».

То есть даже если все американские инвесторы уйдут, то этого не хватит для обвала. Более того, «просевшие» цены по облигациям станут еще более привлекательными для европейских и азиатских инвесторов.

Третья проблема: на фоне ухудшения отношений по линии Брюссель — Вашингтон шансы на то, что европейские инвесторы станут избавляться от российских активов по психологическим причинам, — крайне малы. Европейские компании и инвесторы продолжают сотрудничать даже с российскими компаниями, которые попали под «секторальные санкции» США, что намекает на готовность идти на риск ради сохранения возможности доходов от партнерства с российскими структурами и инвестиций в Россию.

Следует учитывать, что в данный момент российские государственные облигации — это очень желанный и в своем роде уникальный финансовый инструмент, который совмещает высокую надежность и высокую доходность, что обеспечивает серьезный спрос со стороны западных инвесторов. Из-за действий ЕЦБ, Центрального банка Японии, Федрезерва и других западных центральных банков в мире очень сложно найти надежные облигации с хоть сколь-нибудь серьезной доходностью, а по оценке Financial Times на данный момент около 12,5 триллиона долларов государственных облигаций в мире вообще торгуется с отрицательной доходностью. Например, немецкие государственные облигации со сроком от 0,5 до десяти лет сейчас можно купить только «в убыток» (то есть с гарантированной отрицательной доходностью), а по данным Европейского центрального банка средняя доходность десятилетних государственных облигаций стран еврозоны с высоким инвестиционным рейтингом составляет минус 0,2 процента, а средняя доходность десятилетних государственных облигаций всех стран еврозоны в целом составляет плюс 0,2 процента. На этом фоне убедить европейских (да и многих американских) инвесторов в том, что нужно отказаться от покупок российских государственных облигаций (как валютных, так и рублевых), — практически невыполнимая задача.

Британский публицист Томас Джозеф Даннинг когда-то написал о том, что «капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты», подчеркнув, что при «десятипроцентной доходности капитал согласен на всякое применение», а при более высокой доходности — готов на любой риск, но это было в совсем другие времена, с другой монетарной политикой и финансовой системой. Сейчас инвесторы готовы с презрением отнестись к риску санкций за куда более скромные доходности (три-четыре процента в долларах), а уж если Европейский центральный банк и Федрезерв пойдут на еще более сильное снижение ставок, то спросу на российские долговые инструменты вообще ничто не сможет помешать.

Американских конгрессменов-демократов можно понять — им хочется сделать больно России, чтобы смыть с себя позор поражения на президентских выборах 2016 года и заранее «наказать» ее за вероятное поражение кандидата от демократов на выборах 2020 года. Но вряд ли они смогут достигнуть своей цели. Им помешают или лоббисты американских инвестиционных фондов, или суровая экономическая реальность финансовых рынков, которая будет толкать европейских и американских инвесторов в теплые объятия русского медведя.

Изгнание доллара: к чему приведут новые санкции США

Маховик санкций продолжает раскручиваться, несмотря на надежду на нормализацию отношений, промелькнувшую после июльской встречи президентов Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки. Администрация Трампа вынуждена реагировать на недовольство американского истеблишмента и оппозиции, обвинившей президента в «бесхребетности», и конкурирует в вопросе введения санкций с американским Конгрессом. Новые санкции могут иметь крайне неприятные последствия для российской экономики, в том числе для топливно-энергетического сектора. С другой стороны, они подстегнут Россию к ускорению процесса импортозамещения.

Радикальные меры

Информация о новых санкциях появилась 3 августа. Группа из шести сенаторов внесла в Конгресс законопроект, потенциально запрещающий ключевым российским банкам проводить расчеты в долларах, а также запрещающий американским резидентам покупать новые выпуски российских долговых суверенных бумаг. Судьба этого пакета санкций пока неизвестна, он может быть существенно модифицирован в процессе рассмотрения. Но предлагаемые меры довольно радикальны и могут практически полностью отключить Россию от международного рынка капитала.

Параллельно о новых санкциях, увязанных с «делом Скрипалей», объявил Госдеп. Они будут вводиться в два этапа. Первая волна, которая начнет действовать с конца августа, затронет импорт в Россию продукции двойного назначения, в том числе газотурбинных двигателей и некоторых видов электрооборудования, а также технологий, связанных с переработкой нефти и газа (исходя из разъяснений, данных американской администрацией европейским журналистам на брифинге). Не ясно, попадут ли под ограничения технологии, связанные с производством СПГ. В случае, если не будут выполнены определенные требования (в частности, если не будут предоставлены гарантии неприменения химического оружия и не будет дан допуск для представителей ООН для проведения инспекции некоторых объектов), меры могут быть серьезным образом усилены, и под ограничения попадет не только оборудование, но и импорт-экспорт практически всех товаров, кроме продовольствия.

Занимать станет еще сложнее

Хотя не ясно, будут ли приняты в полном объеме меры, которые могут полностью отрезать российские компании от международного рынка капитала, или они будут смягчены, но их обещания уже сказываются на экономике: курс рубля упал, иностранцы стали выходить из бумаг ОФЗ, а выход на рынок евробондов или привлечение синдицированного кредита для любой российской компании сейчас выглядит равноценно полету в космос.

Читайте так же:  Как списать просроченную кредиторскую задолженность

Из российских нефтегазовых компаний больше всего от международного рынка капитала зависит «Газпром», но он и так в последнее время не размещал свои бумаги, что, возможно, было обусловлено «газовым противостоянием» с «Нафтогазом» и опасениями ареста средств размещенного выпуска. Теперь на помощь со стороны государства, возможно, придется рассчитывать не только «Роснефти», уже находящейся под санкциями, но и таким компаниям, как «Газпром» и «Лукойл». Как показал опыт «Роснефти», организация масштабного финансирования в условиях санкций — это не всегда тривиальная задача, но решаемая. Кроме того, Россия, вероятно, продолжит попытку закрепиться на азиатских финансовых рынках, хотя полностью переключиться на них не получится — их емкость намного ниже.

Нефтепереработка — новая жертва

Запрет на импорт оборудования, связанный с переработкой нефти и газа, мог бы оказать негативное влияние на планы российских компаний по продолжению модернизации НПЗ. В основном сложное оборудование для нефтепереработки производится в США и ЕС. Евросоюз не подписывался под новыми санкциями, но некоторые компании — поставщики из Европы могут в качестве меры предосторожности ограничить свои поставки в Россию, учитывая их международный масштаб деятельности.

В итоге возможным решением проблемы станет комбинация китайского, российского и бывшего в употреблении западного оборудования, но это может привести к задержкам проектов по срокам и удорожанию проектов. Хорошая новость заключается в том, что многие компании, например «Лукойл», практически завершили программу модернизации.

Также сложности могут возникнуть у компаний, думающих об инвестициях в нефте- и газохимию. В том числе у «Роснефти» и «Газпрома». Нефтехимия — это важное направление для нефтяников по всему миру, инвестиции в эту сферу помогают снизить волатильность операционных денежных потоков и сделать бизнес более устойчивым к внешним шокам. Россия отстает в вопросе создания добавленной стоимости в углеводородных цепочках, и санкции могут это отставание усугубить.

С другой стороны, сектору нефтепереработки в его нынешнем виде ничего не угрожает. Оборудование, уже находящееся в России, продолжит функционировать. На большинстве объектах используется американское программное обеспечение, но вряд ли оно также попадет под санкции. У США нет цели парализовать нефтепереработку в России, это чревато существенным ростом цен на топливо не только в России, но и за рубежом. Поэтому в этом вопросе, вероятно, будет применен принцип разумности.

Что ждать в СПГ?

Со сжиженным природным газом (СПГ) все сложнее. У России большие амбиции по выходу на рынки сжиженного газа, и главным проводником и даже генератором этих амбиций стала компания «Новатэк». Запустив проект «Ямал СПГ» в конце прошлого года, компания доказала, что строить СПГ-заводы без постоянного пересмотра цен и сроков, чем грешат многие западные компании, можно. Проблема одна — построить СПГ-завод без использования западных технологий пока невозможно.

«Новатэк» пытается обкатать российские разработки на небольшой четвертой линии своего первого завода, которая может быть запущена до конца 2019 года, с тем, чтобы затем использовать их при строительстве еще одного СПГ-завода в Арктике. Но насколько удастся уйти от западных технологий, вопрос открытый. Если новые санкции затронут оборудование для СПГ, России либо придется сделать в этой сфере качественный рывок, либо планы по увеличению доли на рынке СПГ до 20-25% к 2035 году по сравнению с менее чем 5% сейчас могут оказаться под большим вопросом.

Полное эмбарго — невероятный сценарий

От новых санкций также может пострадать и сегмент нефтедобычи, которая частично зависит от иностранного оборудования, однако в целом в нефтедобыче эта зависимость меньше, чем в нефтепереработке или строительстве СПГ-заводов. Российские компании научились производить отдельные аналоги, и для них сейчас главная задача — выйти на промышленные масштабы. Кроме того, качественное оборудование, например буровые установки, производит и Китай.

Теоретически санкции также могут коснуться экспорта российской нефти и нефтепродуктов в США. Однако полное эмбарго — как в случае с Ираном, когда США требуют отказаться от закупок иранской нефти не только от американских компаний, но и от всех своих международных партнеров, — вряд ли возможно. Россия — слишком крупный игрок на рынке нефти, и санкции по типу иранских могут привести к коллапсу мирового рынка. Никаких свободных производственных мощностей не хватит, чтобы компенсировать выпадающие объемы российской добычи, а цена на нефть тогда взлетит существенно выше $100 за баррель, что чревато рецессией для экономики.

Что касается потенциального запрета на импорт российской нефти в США, то здесь масштабы бедствия были бы совсем незначительными. Россия экспортирует в США менее 400 000 баррелей нефти и нефтепродуктов в день, это менее 4% от общей добычи. Эти объемы могут быть легко перенаправлены в другие страны, например в Китай, который в последнее время наращивает импорт нефтепродуктов из России. США, в свою очередь, станут покупать больше нефти на Ближнем Востоке.

Дешевый рубль — друг экспортера

Единственный эффект от новых санкций, который пока заметили все, — это падение курса рубля. За неделю курс рубля упал с 63 до 67 рублей за доллар. Пока падение курса не критическое, и в контексте экспортеров, в том числе нефтяников, дешевеющий рубль является даже благом и ведет к росту рентабельности. Интересно, что в России цена на бензин коррелирует с курсом рубля — особенности системы налогообложения и регулирования, — поэтому нельзя исключить, что обесценение рубля в итоге транслируется в некоторый рост цен на топливо.

Что дальше?

Санкции действительно могут стимулировать Россию быстрее решать вопрос с импортозамещением в самых разных областях, в том числе и в нефтянке. Но это условно хорошо только до какого-то момента. Попытка перейти на полное импортозамещение чревато ростом неэффективности и падением производительности труда — у российских разработчиков может пропасть стимул «делать хорошо», если западные технологии будут недоступны. Даже во времена социализма Советский Союз закупал многие заводы «под ключ» за рубежом, понимая, что это может быть более эффективным решением, чем делать все собственными силами.

Видео (кликните для воспроизведения).

Запад также должен понимать, что продолжение санкционного давления может привести к дальнейшей автаркизации России. Очевидно, что из санкционной спирали надо выходить. Но для этого обе стороны должны сделать шаг навстречу друг другу.

Источники


  1. Лившиц, Р.З.; Чубайс, Б.М. Трудовой договор; М.: Наука, 2011. — 174 c.

  2. Годунов, Н. Мера ответственности / Н. Годунов. — М.: Юридическая литература, 2017. — 176 c.

  3. Миронов, Иван Суд присяжных. Стратегия и тактика судебных войн / Иван Миронов. — М.: Книжный мир, 2015. — 672 c.
  4. Венгеров, А. Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. — М.: Новый Юрист, 1998. — 624 c.
  5. Арсеньев, К. К. Заметки о русской адвокатуре / К.К. Арсеньев. — М.: Автограф, 2015. — 560 c.
Новые санкции не смогли отразиться негативно на курсе рубля
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here