Теперь суды принимают данные из соцсетей в качестве доказательств

Полезная информация по теме: "Теперь суды принимают данные из соцсетей в качестве доказательств" с ответами на все возможные вопросы. Если вы все же не найдете ответ на интересующие вопросы, то обращайтесь к нашему дежурному юристу.

Суды начали принимать данные из соцсетей в качестве доказательства

В Арбитражном суде Москвы истцы с помощью фото из «Инстаграма» доказали, что двое ответчиков (мужчина и женщина) не просто были знакомы, а вместе отдыхали на Майорке и фактически были мужем и женой. Данный факт был принципиально важен для дела о банкротстве.

Юридически закрепить найденные в сети материалы можно через нотариуса. По данным Федеральной нотариальной палаты, ежегодно к нотариусам обращаются более 20 тысяч граждан, чтобы зафиксировать какие-то материалы из сети. Однако обычно речь идет об оскорблениях и троллинге. Могут также попросить наложить печать на электронную переписку или размещенные в сети объявления, и, даже если данные исчезнут из Всемирной паутины, доказательства будут у людей на руках.

Тем не менее, когда речь заходила о каких-то фактах из реальной жизни — путешествиях, личных отношениях и т.п., суды предпочитали более реальные доказательства.

Например, чеки, штампы в паспорте, показания свидетелей. Сейчас все меняется, и сыграть против ответчика может его страничка «ВКонтакте» или «Инстаграм».

В данном случае ответчиками были руководители двух компаний, заключившие крупную сделку. Одна из компаний проходила процедуру банкротства, но нашла миллиард рублей, чтобы заплатить по контракту другой. Истцы заподозрили, что сделка состоялась только для того, чтобы увести деньги со счетов банкрота. Вопрос был в том, знало ли руководство второй фирмы, что сотрудничает с банкротом, или это добросовестные люди, надеявшиеся, что свой миллиард получили честно?

Адвокаты истцов-кредиторов принесли в суд заверенные нотариусом распечатки из социальных сетей: по фотографиям стало ясно, что оба руководителя не просто знакомы, у них не только финансовые, но, похоже, и очень личные романтические отношения. В итоге сделка была признана недействительной.
По словам адвоката Натальи Колеровой, представлявшей интересы кредитора, использование данных из социальных сетей в качестве доказательств становится в некоторых делах необходимостью.

— Социальные сети сегодня являются важным источником получения доказательств наряду с другими источниками, — говорит Наталья Колерова.

Пользуясь фильтрами, в социальных сетях сегодня можно найти почти кого угодно. Так что хороший адвокат может сделать на этом карьеру. А невинный геотег — сорвать крупную сделку.

По словам президента Федеральной нотариальной палаты Константина Корсика, поскольку информационные технологии сегодня приобретают все большее значение, именно нотариусы становятся ключевым звеном обеспечения стабильности гражданского оборота,так как помогают юридически закреплять факты и в целом защищать права граждан.

Суды начали принимать данные из социальных сетей в качестве доказательства в обычных судебных спорах

Юридически закрепить найденные в сети материалы можно через нотариуса.

Важная тенденция: суды начали принимать данные из социальных сетей в качестве доказательства в обычных судебных спорах.

В Арбитражном суде Москвы истцы с помощью фото из «Инстаграма» доказали, что двое ответчиков (мужчина и женщина) не просто были знакомы, а вместе отдыхали на Майорке и фактически были мужем и женой. Данный факт был принципиально важен для дела о банкротстве.

Юридически закрепить найденные в сети материалы можно через нотариуса. По данным Федеральной нотариальной палаты, ежегодно к нотариусам обращаются более 20 тысяч граждан, чтобы зафиксировать какие-то материалы из сети. Однако обычно речь идет об оскорблениях и троллинге. Могут также попросить наложить печать на электронную переписку или размещенные в сети объявления, и, даже если данные исчезнут из Всемирной паутины, доказательства будут у людей на руках.

Тем не менее, когда речь заходила о каких-то фактах из реальной жизни — путешествиях, личных отношениях и т.п., суды предпочитали более реальные доказательства.

Например, чеки, штампы в паспорте, показания свидетелей. Сейчас все меняется, и сыграть против ответчика может его страничка «ВКонтакте» или «Инстаграм».

В данном случае ответчиками были руководители двух компаний, заключившие крупную сделку. Одна из компаний проходила процедуру банкротства, но нашла миллиард рублей, чтобы заплатить по контракту другой. Истцы заподозрили, что сделка состоялась только для того, чтобы увести деньги со счетов банкрота. Вопрос был в том, знало ли руководство второй фирмы, что сотрудничает с банкротом, или это добросовестные люди, надеявшиеся, что свой миллиард получили честно?

Адвокаты истцов-кредиторов принесли в суд заверенные нотариусом распечатки из социальных сетей: по фотографиям стало ясно, что оба руководителя не просто знакомы, у них не только финансовые, но, похоже, и очень личные романтические отношения. В итоге сделка была признана недействительной.

По словам адвоката Натальи Колеровой, представлявшей интересы кредитора, использование данных из социальных сетей в качестве доказательств становится в некоторых делах необходимостью.

— Социальные сети сегодня являются важным источником получения доказательств наряду с другими источниками, — говорит Наталья Колерова.

Пользуясь фильтрами, в социальных сетях сегодня можно найти почти кого угодно. Так что хороший адвокат может сделать на этом карьеру. А невинный геотег — сорвать крупную сделку.

По словам президента Федеральной нотариальной палаты Константина Корсика, поскольку информационные технологии сегодня приобретают все большее значение, именно нотариусы становятся ключевым звеном обеспечения стабильности гражданского оборота,так как помогают юридически закреплять факты и в целом защищать права граждан.

Является ли подробная переписка с должником в соцсети доказательством в суде?

Здравствуйте уважаемые юристы.Три года назад,будущий муж моей сестры взял в долг у меня 1000 у.е. на свадебные расходы.Расписки нет,но есть подробная и продолжительная переписка в соц сети «Одноклассники»,где мы с ним обсуждаем сумму долга и сроки выплаты.Там же он признаёт факт передачи мной ему этой суммы.А так же все его письма где по разным причинам он просит меня об отсрочке.Несколько дней назад,там же он отказался в грубой форме мне выплатить долг и прекратил со мной всякое общение,ссылаясь на то что эти деньги должна мне сестра(несколько месяцев назад они разошлись).Так же имеются свидетели,которые могут подтвердить факт передачи мной ему денег.Является ли переписка в соц сетях доказательством и есть ли у меня шансы через суд вернуть долг?Я живу за границей и немогу продолжительное время находится на родине,могу ли я подать заявление в суд через поверенного адвоката или юриста?Спасибо.

Читайте так же:  Вступили в силу новые правила провоза ручной клади в самолетах

Ответы юристов ( 2 )

В данном случае можно попробовать взыскать сумму долга. Попробуйте заверить данную переписку у нотариуса.

Является ли переписка в соц сетях доказательством и есть ли у меня шансы через суд вернуть долг?
Дыдышко Алеся

При рассмотрении дела судьи принимают доказательства, которые добыты только законным путем, а также имеют значение для разрешения конкретного спора. Таким образом, одной из самых важных характеристик доказательства является его достоверность.

В случае с электронной перепиской судьи не всегда считают, что информация или данные, содержащиеся в ней, являются достоверными. К тому же в гражданском процессуальном праве такой вид доказательств напрямую не закреплен.

Я бы для начала написал на него заявление в правоохранительные органы. Состава преступления, конечно, нет, но должна будет произведена проверка и взяты объяснения. Вот там то ваш должник и может проколоться, что деньги брал и это уже будет являться письменным доказательством.

Я живу за границей и немогу продолжительное время находится на родине, могу ли я подать заявление в суд через поверенного адвоката или юриста?
Дыдышко Алеся

Конечно можете! Готов оказать содействие, обращайтесь!

Аудиозаписи, видеосъёмка и фото в соцсетях как доказательства

По официальной версии, сотрудник на больничном, а по данным его профиля в соцсети — он «хворает» на своих шести сотках. По официальной версии, сотрудница на переговорах. Судя по статусу в соцсети — развлекается в кафе в компании друзей.

Сотрудник утверждает, что его заставили написать заявление по собственному желанию, и в подтверждение представляет в суд аудиозапись, сделанную негласно.

Или самый некрасивый вариант: на видео, снятом камерой наблюдения, ясно видно, как кассир похищает деньги из кассы.

В каких случаях аудио- и видеозаписи и данные социальных сетей могут быть приняты в качестве доказательств?

Данные системы видеонаблюдения

С помощью видеозаписей могут быть доказаны такие факты, как совершение хищения, нарушение порядка хранения материальных ценностей, нарушение правил торговли, появление работника на работе в нетрезвом виде и т. д. Однако надо понимать: видео — это не бесспорное доказательство. Оно оценивается судом наряду с другими доказательствами, по совокупности — и может быть отклонено, если суд сочтёт его недопустимым.

Стороны, представляющие видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующие об их истребовании, обязаны указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст. 77 ГПК РФ). Соответствующие сведения могут быть указаны в ходатайстве о приобщении доказательств. При отсутствии указанных пояснений суд может отказать в приобщении доказательства к материалам дела.

Видеозапись позволяет идентифицировать личность, поэтому тут имеет место обработка биометрических персональных данных (ст. 11 Федерального закона от 27.07.06 № 152-ФЗ «О персональных данных»), которая правомерна лишь в том случае, если было получено письменное согласие личности.

Если же такого согласия не было получено, то работник вправе протестовать против приобщения к делу видеозаписи на том основании, что она велась с нарушением закона.

Таким образом, первая задача работодателя — заполучить подтверждение того, что:

  • работник дал согласие на видеосъёмку;
  • работник был информирован как минимум о том, в каких помещениях расположены камеры.

Скорее всего, суд потребует представления внутреннего локального акта, регламентирующего порядок видеонаблюдения за работниками. Поэтому если в вашей фирме только планируется установка систем видеонаблюдения, то лучше разработать и утвердить такой документ сразу.

Да, и как минимум за два месяца до установки системы следует вручить сотрудникам под роспись соответствующие уведомления, поскольку контролирующие органы могут счесть, что в данной ситуации имеет место изменение условий трудового договора (ст. 74 ТК РФ).

Также крайне важно заполучить подтверждение того, что хранение видеозаписей осуществлялось надлежащим образом, с соблюдением установленных требований, как минимум:

  • физические носители должны иметь защиту от несанкционированной дополнительной записи;
  • сами данные должны быть защищены от несанкционированного доступа (например, путём защиты паролями).

В идеале, согласно пункту 4 Требований к материальным носителям биометрических персональных данных (утв. постановлением Правительства РФ от 06.07.08 № 512), материальный носитель должен обеспечивать:

  • защиту от несанкционированной повторной и дополнительной записи информации после её извлечения из информационной системы персональных данных;
  • возможность доступа к записанным на материальный носитель биометрическим персональным данным, осуществляемого оператором и лицами, уполномоченными на работу с биометрическими персональными данными;
  • возможность идентификации информационной системы персональных данных, в которую была осуществлена запись биометрических персональных данных, а также оператора, осуществившего такую запись;
  • невозможность несанкционированного доступа к биометрическим персональным данным, содержащимся на материальном носителе.

Пренебрежение этими требованиями увеличивает риск того, что суд откажется принимать запись в качестве доказательства.

Видео в соцсети как повод для увольнения

Это что касается записи с камер наблюдения.

Однако довольно часто возникают ситуации, когда работники производят съёмку неформально, а потом размещают ролики в соцсетях.

И тут тоже действует правило о том, что все лица, запечатлённые на видео, должны дать своё согласие. В противном случае можно поставить вопрос о разглашении охраняемой законом тайны, в том числе биометрических персональных данных, и об увольнении на основании подпункта «в» пункта 6 части 1 статьи 81 ТК РФ.

Если стоит задача строго покарать, то работодателю придётся доказать, что:

  • афиксировать сам факт существования видео (путём составления акта или путём совершения соответствующего нотариального действия).

Все эти процедуры весьма трудоёмкие и дорогостоящие (особенно нотариальное удостоверение содержания веб-страницы), к тому же после вежливой просьбы работники, как правило, оперативно и охотно удаляют нежелательные данные со своих страниц.

Кроме того, увольнение может грозить не только «оператору», но и тому, чьё неблаговидное поведение зафиксировано на видео. Суды, как правило, принимают видео в качестве доказательства нарушения и (или) неисполнения должностных обязанностей.

Компромат из интернета

Очевидно, что данные из соцсетей могут быть полезны, если требуется, к примеру, выявить действительный возраст или образование сотрудника либо банально выявить прогульщика.

Тем более что не так давно были внесены поправки в ГК РФ, которые, с одной стороны, были призваны усилить охрану частной жизни гражданина, а с другой — установили, что не является нарушением сбор и использование информации о частной жизни гражданина в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле (п. 1 ст. 152.2 ГК РФ).

Читайте так же:  Сколько стоит оплата госпошлины за выдачу водительских прав

И тем не менее, на мой взгляд, всё равно потребуется соблюсти правила обращения с биометрическими данными, в том числе и получать согласие на их обработку и использование, поскольку эти данные, пусть обнародованные самим субъектом, недопустимо использовать без его согласия.

Поэтому во всех текстах трудовых договоров и (или) в локальных актах целесообразно закрепить положение о том, что сотрудник даёт согласие на мониторинг, обработку и использование общедоступной информации о своей персоне.

И работодателю, в свою очередь, следует помнить о том, что соцсети — это палка о двух концах.

Например, за несогласованное с работниками использование их фото работодателю может грозить административная ответственность по статье 13.11 КоАП РФ.

Даже если речь идёт о поощрении.

Скорее всего, Роскомнадзор сочтёт доску почёта, размещённую в интернете, общедоступным источником персональных данных. В общедоступные источники персональных данных сведения о физическом лице (фотография, фамилия, имя и отчество, должность и др.) могут включаться только с письменного согласия субъекта персональных данных (ст. 8 закона № 152-ФЗ).

Так что безобидная и похвальная традиция размещать фотографии лучших сотрудников (с указанием Ф. И. О. и должности) на досках почёта может повлечь за собой предупреждение или наложение административного штрафа:

  • на граждан — в размере от 300 до 500 руб.;
  • на должностных лиц — от 500 до 1000 руб.;
  • на юридических лиц — от 5000 до 10 000 руб.

Фото с рабочего места как доказательство трудовых отношений

Суды не отмахиваются от такого рода доказательств, как фото из соцсетей. Однако это должно быть полноценное доказательство, оформленное надлежащим образом. Например, как рекомендует Роскомнадзор (приказ от 06.07.10 № 420):

  • надо сделать скриншот;
  • сохранить его и распечатать;
  • заверить подписью должностного лица с указанием фамилии, имени, отчества и должности, а также времени подписания;
  • файл, содержащий снимок экрана, сохранять на жёстком диске компьютера;

составлять акт документирования факта с указанием места и времени его составления, фамилий, имён, отчеств, должностей лиц, составивших акт, адреса веб-страницы и даты выдачи.

Конечно, суды с большим доверием относятся не просто к скриншотам со временем и датой, но и к удостоверенным нотариально в виде протокола осмотра интернет-страниц. При этом надо помнить о том, что удостоверение может быть сделано только до обращения в суд (ст. 102 Основ законодательства РФ о нотариате). Но формально удостоверять скриншот в нотариальном порядке не обязательно. На скриншоте должны присутствовать название сайта, указание браузера, Ф. И. О., должность, подпись лица, изготовившего скриншот.

Пренебрежение этим правилом, скорее всего, приведёт к тому, что суд не примет фото из соцсети в качестве доказательства. Так, истица утверждала, что находилась в трудовых отношениях с работодателем, предъявляя в качестве доказательства фото со «своего» рабочего места, размещённого на её странице в соцсети. Райсуд не принял это фото в качестве доказательства, и это, мы считаем, справедливо (решение Советского райсуда г. Тамбова от 30.01.13 по делу № 2-270/2013).

[3]

Внимание, аудиозапись

Прямо в законе не указано, что голос, точнее, его распознавание — это биометрические данные. Такой вывод можно сделать, исходя из того, что идентификация личности возможна по голосу и речи (именно так считает криминалистика). Кроме того, в приложении 1 к Методическим рекомендациям по исполнению запросов социально-правового характера со ссылкой на статьи 10, 11 закона № 152-ФЗ указано, что к биометрическим данным относится и распознавание голоса.

Это означает, в частности, что для проведения аудиозаписи голоса человека необходимо получить его предварительное согласие на это.

В случае если аудиозапись будет произведена скрытно, т. е. без уведомления и согласия лица, чьи слова были записаны, то будет иметь место нарушение требований абзаца 6 статьи 6 Федерального закона РФ от 12.08.95 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», согласно которой запрещается использование специальных и иных технических средств для негласного получения информации не уполномоченными на то лицами.

Аудиозапись, производимая неуполномоченным лицом, должна быть гласной, т. е. должна быть объявлена до начала её осуществления.

Поэтому суд вряд ли признает «шпионскую» аудиозапись в качестве доказательства, если работник-ответчик:

  • будет возражать против её осуществления;
  • будет ссылаться на то, что не был уведомлен об осуществлении аудиозаписи;
  • не согласится на приобщение записи к материалам дела.

Некоторые выводы

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Можно посоветовать следующее: всегда получайте письменное согласие работников на обработку персональных данных. Если речь идёт об установке систем видеонаблюдения, то гораздо безопаснее заранее, за два месяца, уведомить об этом как об изменении определённых сторонами условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (ст. 74 ТК РФ).

Не стоит быть чрезмерно оригинальными и уповать исключительно на видео-фото-аудио, тем более из такого сомнительного источника, как интернет. И, если нет другого выхода, оформляйте скриншоты и удостоверяйте их.

И самое главное: любые договорённости с работником должны быть оформлены письменно. В противном случае велик риск того, что работодатель не сможет подтвердить правомерность своих действий.

Видеонаблюдение давно и хорошо себя зарекомендовало. Камеры для того и устанавливаются, чтобы обеспечить сохранность материальных ценностей и, в случае чего, получить стопроцентное подтверждение недобросовестности сотрудника.

Стопроцентное — это для работодателя. А как насчёт суда? Ведь если человек идёт на хищение под прицелом видеокамеры, то у него хватит духа отстаивать в суде ту точку зрения, что он уволен незаконно.

Действует правило о том, что все лица, запечатлённые на видео, должны дать своё согласие. В противном случае можно поставить вопрос о разглашении охраняемой законом тайны, в том числе биометрических персональных данных, и об увольнении на основании подпункта «в» пункта 6 части 1 статьи 81 ТК РФ.

Не так давно были внесены поправки в ГК РФ, которые, с одной стороны, были призваны усилить охрану частной жизни гражданина, а с другой — установили, что не является нарушением сбор и использование информации о частной жизни гражданина в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле (п. 1 ст. 152.2 ГК РФ).

Читайте так же:  Банкротство физического лица в случае отсутствия имущества и постоянного дохода

Любые договорённости с работником должны быть оформлены письменно. В противном случае велик риск того, что работодатель не сможет подтвердить правомерность своих действий.

Маргарита ПОЛУБОЯРИНОВА, Эксперт ООО «Ваш надёжный партнёр»

Теперь суды принимают данные из соцсетей в качестве доказательств

Показательным стало недавнее решение по делу о банкротстве в Арбитражном суде Москвы, где истцы сумели одержать победу, доказав с помощью фотографий из социальных сетей, что двое ответчиков (мужчина и женщина) по иску о банкротстве были не просто знакомы, а фактически были мужем и женой. Арбитражный суд Москвы принял фотографии из профилей ответчиков в соцсети Instagram в качестве доказательств, что было принципиально важно для рассматриваемого судом дела о банкротстве.

Истцы сумели предоставить суду доказательства совместного отдыха на Майорке двух ответчиков, не афишировавших своё знакомство, являясь при этом руководителями разных компаний, сделка между которыми позволяла спрятать от кредиторов и временного управляющего при банкротстве крупную сумму денежных средств (до 1 миллиарда рублей).

[1]

Раньше чтобы доказать сожительство мужчины и женщины требовались более материальные доказательства: чеки, штампы в паспорте, показания свидетелей. А теперь суды принимают данные из соцсетей в качестве улик и доказательств, например, сожительства мужчины и женщины. Таким образом фотографии из профиля в Инстаграм или альбома страницы ВКонтакте могут быть приняты судом как улика.

Всё что вы опубликуете в социальной сети может быть использовано против вас.

Как юридически закрепить доказательства из социальных сетей?

Вы должны помнить, что просто прийти в суд с распечаткой профиля из соцсети или предложить судье самостоятельно посмотреть на планшете/смартфоне ту или иную фотографию/видео/запись нельзя. Чтобы юридически закрепить найденные вами в социальной сети (нескольких соцсетях) материалы/фотоматериалы/видеоматериалы — необходимо обратиться к нотариусу.

Статистика Федеральной нотариальной палаты сообщает, что каждый год в нотариальные конторы обращается более 20 000 граждан с просьбой зафиксировать те или иные материалы в интернете, будь то социальные сети, личные блоги, публикации на форумах или данных емайл-переписки. Чаще всего это материалы с оскорблением (троллингом/преследованием), либо материалы, нарушающие авторские права заявителя, но с появлением новой судебной практики, обращений к нотариусам станет гораздо больше.

После нотариального заверения данные могут быть даже удалены (с профиля, из альбома, из переписки), суд примет нотариально заверенные скриншоты, которые гражданин сможет представить при рассмотрении дела.

Президент Федеральной нотариальной палаты России Константин Корсик заявил журналистам: Поскольку информационные технологии сегодня приобретают все большее значение, именно нотариусы становятся ключевым звеном обеспечения стабильности гражданского оборота, так как помогают юридически закреплять факты и в целом защищать права граждан.

Фотографии из Instagram вскрыли попытку спрятать миллиард при банкротстве

В ситуации с данным делом о банкротстве истцам очень повезло, так как ответчики, владевшие двумя, якобы независимыми юридическими лицами, заключили фактически притворную сделку, чтобы вывести из под процедуры банкротства миллиард рублей с помощью сфабрикованного контракта. Доказав связь владельцев этих юридических лиц, провернувших такую сделку, удалось оспорить её в соответствии с п. 1 ст.

174.1 ГК РФ: Сделка, совершенная с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности из законодательства о несостоятельности (банкротстве), ничтожна в той части, в какой она предусматривает распоряжение таким имуществом (статья 180 ГК РФ).

[2]

Юристы истца справедливо заподозрили, что контракт между фирмой-банкротом и второй фирмой заключен лишь с одной целью — спрятать деньги от кредиторов. Изучив открытые профили владельцев юрлиц участников этой сделки адвокаты выявили близкое их знакомство, вплоть до сожительства и совместного проведения отпуска на курорте, фото-доказательства чего и были заверены нотариально.

Именно это и решило арбитраж в пользу истца.

Соцсети как доказательство

Юрист Ольга Ренова о том, как суду могут пригодиться селфи в Instagram и дружба в Facebook

Одно из самых распространенных обстоятельств, которое сегодня доказывается сведениями из соцсетей, – это родственная связь. Она устанавливается через «дружбу» в Facebook. Помимо родства так доказывается и факт знакомства участников процесса или их дружба «в жизни». Это часто используют управляющие в банкротных делах, истцы, оспаривающие сделки с заинтересованностью, а также стороны процесса, пытающиеся доказать заинтересованность эксперта, арбитражного управляющего и других значимых процессуальных фигур.

Так, в одном из дел, рассмотренном арбитражным судом Якутии, суд, устанавливая, что оспариваемая сделка купли-продажи акций подпадает под признаки сделки с заинтересованностью, в качестве косвенного доказательства родственной связи между покупателем акций (ответчиком) и одним из участников общества сослался на «скриншот социальных сетей». Там на страничке ответчика в друзья была «добавлена Михайлова Н. И., родная тетя» покупателя, она же участник общества-продавца.

В другом деле апелляционный суд рассматривал заявление о включении в реестр требований кредиторов должника (физлица) долга по договору займа. Заемщиком (кредитором) также выступало физлицо. Суд установил, что у заявителя по отношению к должнику есть заинтересованность, указав, что «заявитель и должник являются заинтересованными лицами, находятся в дружеских отношениях, являются друзьями в социальных сетях». Наряду с другими обстоятельствами суд расценил эти сведения как доказательства мнимости сделки и отказал во включении требования в реестр.

Сведения о «дружбе» в соцсетях могут сыграть еще одну роль: послужить основанием для сомнений в беспристрастности эксперта или любой другой процессуальной фигуры, которая должна быть незаинтересованной. Так, апелляционный суд в Самаре, рассматривая ходатайство стороны о назначении по делу повторной технической экспертизы, учел, что эксперт, проводивший экспертизу при рассмотрении дела в первой инстанции, учился в институте вместе с представителем стороны и они продолжают поддерживать связь и после окончания обучения. Об этом, как указывалось в заявлении о повторной экспертизе, «свидетельствует соцсеть Facebook, в которой они отмечены как друзья». Не остался без внимания суда и тот факт, что в друзьях у представителя стороны по делу была отмечена супруга эксперта, что «дополнительно подчеркивает близкую дружбу с экспертом». Суд согласился с доводами ходатайства о том, что эксперт мог быть небеспристрастен, и назначил повторную экспертизу.

Интересны и случаи использования судами в качестве доказательств фотографий, размещенных в Instagram. Практика свидетельствует, что в последнее время такими доказательствами все чаще пользуются финансовые управляющие в делах о банкротстве физических лиц, с тем чтобы установить те или иные обстоятельства жизни должников, имеющие значение для хода банкротного процесса.

Читайте так же:  Особенности исчисления налога на апартаменты (коммерческая недвижимость)

Так, например, в рамках одного из дел о банкротстве физлица, рассматриваемого арбитражным судом Башкортостана, финансовый управляющий обратился в суд с заявлением о временном ограничении на выезд должника из России. В обоснование ходатайства управляющий указывал, что должник опубликовал сведения в Instagram о том, что находится на Мальдивах, и утверждал, что должник не извещал его о намерении покинуть пределы Российской Федерации, а судя по материалам, размещенным в соцсети «В контакте», «поездка обходится участнику в 199 500 руб.». Управляющий делал вывод, что исходя из этой информации «должник имеет денежные средства, путешествует по России, а также за рубеж, тем самым растрачивая денежные средства из конкурсной массы и нарушая права конкурсных кредиторов». В итоге суд ограничил право должника на выезд из России.

Скорее всего, один из главных вопросов, который в скором времени должен встать перед судами, – это вопрос о том, насколько правомерно использовать в качестве доказательств информацию из закрытых аккаунтов. Несмотря на то что доступ к закрытому аккаунту затруднен, выложенная в него информация при определенных обстоятельствах тем не менее может быть использована в качестве доказательств по делу, поскольку лица, имеющие доступ к такому аккаунту, не ограничены в праве использовать такую информацию ни правилами пользования соцсетей, ни какой-либо подпиской о неразглашении. Пока такой практики нет, но очень вероятно, что она появится в ближайшее время. Поэтому вряд ли закрытие аккаунтов в соцсетях серьезным образом убережет их пользователей от использования информации в судах. В то же время с течением времени и расширением сферы использования соцсетей в процессах пользователи неминуемо станут осторожнее в своей активности в интернете и сведут до минимума объем информации, попадающей в сеть. Другое дело – ответчики могут и сами не знать, на каких фотографиях они отмечены и кто из возможных фигурантов дела может иметь их совместные фото. А такое незнание может стоить им немалых денег.

Автор — управляющий партнер Forward Legal

Инстаграм как улика

В Арбитражном суде Москвы истцы с помощью фото из «Инстаграма» доказали, что двое ответчиков (мужчина и женщина) не просто были знакомы, а вместе отдыхали на Майорке и фактически были мужем и женой. Данный факт был принципиально важен для дела о банкротстве.

Юридически закрепить найденные в сети материалы можно через нотариуса. По данным Федеральной нотариальной палаты, ежегодно к нотариусам обращаются более 20 тысяч граждан, чтобы зафиксировать какие-то материалы из сети. Однако обычно речь идет об оскорблениях и троллинге. Могут также попросить наложить печать на электронную переписку или размещенные в сети объявления, и, даже если данные исчезнут из Всемирной паутины, доказательства будут у людей на руках.

Тем не менее, когда речь заходила о каких-то фактах из реальной жизни — путешествиях, личных отношениях и т.п., суды предпочитали более реальные доказательства.

Например, чеки, штампы в паспорте, показания свидетелей. Сейчас все меняется, и сыграть против ответчика может его страничка «ВКонтакте» или «Инстаграм».

В данном случае ответчиками были руководители двух компаний, заключившие крупную сделку. Одна из компаний проходила процедуру банкротства, но нашла миллиард рублей, чтобы заплатить по контракту другой. Истцы заподозрили, что сделка состоялась только для того, чтобы увести деньги со счетов банкрота. Вопрос был в том, знало ли руководство второй фирмы, что сотрудничает с банкротом, или это добросовестные люди, надеявшиеся, что свой миллиард получили честно?

Адвокаты истцов-кредиторов принесли в суд заверенные нотариусом распечатки из социальных сетей: по фотографиям стало ясно, что оба руководителя не просто знакомы, у них не только финансовые, но, похоже, и очень личные романтические отношения. В итоге сделка была признана недействительной.
По словам адвоката Натальи Колеровой, представлявшей интересы кредитора, использование данных из социальных сетей в качестве доказательств становится в некоторых делах необходимостью.

— Социальные сети сегодня являются важным источником получения доказательств наряду с другими источниками, — говорит Наталья Колерова.

Пользуясь фильтрами, в социальных сетях сегодня можно найти почти кого угодно. Так что хороший адвокат может сделать на этом карьеру. А невинный геотег — сорвать крупную сделку.

По словам президента Федеральной нотариальной палаты Константина Корсика, поскольку информационные технологии сегодня приобретают все большее значение, именно нотариусы становятся ключевым звеном обеспечения стабильности гражданского оборота,так как помогают юридически закреплять факты и в целом защищать права граждан.

Осужден истец, представивший в качестве доказательства в суде переписку экс-супруги из соцсети

В Тульской области вынесен приговор интернет-пользователю, который, чтобы доказать свою правоту в суде, взломал аккаунт бывшей супруги в соцсети и скопировал ее переписку с другим мужчиной, сообщает пресс-служба СУ СКР по региону.

34-летний житель Тулы признан виновным по ч. 1 ст. 138 УК РФ (на­рушение тайны переписки) и ч. 1 ст. 272 УК РФ (неправомер­ный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, повлекшей копирование компьютерной информации).

Установлено, что в январе 2014 года мужчина обратился в суд с исковым заявлением к бывшей жене об определении места проживания их 6-летнего ребенка. Для того чтобы получить доказательства для суда, он подобрал пароль к странице экс-супруги в социальной сети и прочитал ее переписку с другим мужчиной. После этого при помощи спецпрограммы мужчина скопировал переписку к себе на ноутбук, а затем показал ее знакомому и юристу, представляющему его интересы в суде.

Впоследствии копия электронной переписки женщины была представлена в ходе рассмотрения гражданского дела.

Приговором суда интернет-пользователю по совокупности преступлений назначен штраф в размере 50 000 руб.

Суды начали принимать данные из соцсетей в качестве доказательства

В Арбитражном суде Москвы истцы с помощью фото из «Инстаграма» доказали, что двое ответчиков (мужчина и женщина) не просто были знакомы, а вместе отдыхали на Майорке и фактически были мужем и женой. Данный факт был принципиально важен для дела о банкротстве.

Юридически закрепить найденные в сети материалы можно через нотариуса. По данным Федеральной нотариальной палаты, ежегодно к нотариусам обращаются более 20 тысяч граждан, чтобы зафиксировать какие-то материалы из сети. Однако обычно речь идет об оскорблениях и троллинге. Могут также попросить наложить печать на электронную переписку или размещенные в сети объявления, и, даже если данные исчезнут из Всемирной паутины, доказательства будут у людей на руках.

Читайте так же:  Как написать в прокуратуру — образец письма жалобы прокурору

Тем не менее, когда речь заходила о каких-то фактах из реальной жизни — путешествиях, личных отношениях и т.п., суды предпочитали более реальные доказательства.

Например, чеки, штампы в паспорте, показания свидетелей. Сейчас все меняется, и сыграть против ответчика может его страничка «ВКонтакте» или «Инстаграм».

В данном случае ответчиками были руководители двух компаний, заключившие крупную сделку. Одна из компаний проходила процедуру банкротства, но нашла миллиард рублей, чтобы заплатить по контракту другой. Истцы заподозрили, что сделка состоялась только для того, чтобы увести деньги со счетов банкрота. Вопрос был в том, знало ли руководство второй фирмы, что сотрудничает с банкротом, или это добросовестные люди, надеявшиеся, что свой миллиард получили честно?

Адвокаты истцов-кредиторов принесли в суд заверенные нотариусом распечатки из социальных сетей: по фотографиям стало ясно, что оба руководителя не просто знакомы, у них не только финансовые, но, похоже, и очень личные романтические отношения. В итоге сделка была признана недействительной.

По словам адвоката Натальи Колеровой, представлявшей интересы кредитора, использование данных из социальных сетей в качестве доказательств становится в некоторых делах необходимостью.

— Социальные сети сегодня являются важным источником получения доказательств наряду с другими источниками, — говорит Наталья Колерова.

Пользуясь фильтрами, в социальных сетях сегодня можно найти почти кого угодно. Так что хороший адвокат может сделать на этом карьеру. А невинный геотег — сорвать крупную сделку.

По словам президента Федеральной нотариальной палаты Константина Корсика, поскольку информационные технологии сегодня приобретают все большее значение, именно нотариусы становятся ключевым звеном обеспечения стабильности гражданского оборота,так как помогают юридически закреплять факты и в целом защищать права граждан, сообщает «РГ».

Теперь суды принимают данные из соцсетей в качестве доказательств

Показательным стало недавнее решение по делу о банкротстве в Арбитражном суде Москвы, где истцы сумели одержать победу, доказав с помощью фотографий из социальных сетей, что двое ответчиков (мужчина и женщина) по иску о банкротстве были не просто знакомы, а фактически были мужем и женой. Арбитражный суд Москвы принял фотографии из профилей ответчиков в соцсети Instagram в качестве доказательств, что было принципиально важно для рассматриваемого судом дела о банкротстве.

Истцы сумели предоставить суду доказательства совместного отдыха на Майорке двух ответчиков, не афишировавших своё знакомство, являясь при этом руководителями разных компаний, сделка между которыми позволяла спрятать от кредиторов и временного управляющего при банкротстве крупную сумму денежных средств (до 1 миллиарда рублей).

Раньше чтобы доказать сожительство мужчины и женщины требовались более материальные доказательства: чеки, штампы в паспорте, показания свидетелей. А теперь суды принимают данные из соцсетей в качестве улик и доказательств, например, сожительства мужчины и женщины. Таким образом фотографии из профиля в Инстаграм или альбома страницы ВКонтакте могут быть приняты судом как улика.

Всё что вы опубликуете в социальной сети может быть использовано против вас.

Как юридически закрепить доказательства из социальных сетей?

Вы должны помнить, что просто прийти в суд с распечаткой профиля из соцсети или предложить судье самостоятельно посмотреть на планшете/смартфоне ту или иную фотографию/видео/запись нельзя. Чтобы юридически закрепить найденные вами в социальной сети (нескольких соцсетях) материалы/фотоматериалы/видеоматериалы — необходимо обратиться к нотариусу.

Статистика Федеральной нотариальной палаты сообщает, что каждый год в нотариальные конторы обращается более 20 000 граждан с просьбой зафиксировать те или иные материалы в интернете, будь то социальные сети, личные блоги, публикации на форумах или данных емайл-переписки. Чаще всего это материалы с оскорблением (троллингом/преследованием), либо материалы, нарушающие авторские права заявителя, но с появлением новой судебной практики, обращений к нотариусам станет гораздо больше.

После нотариального заверения данные могут быть даже удалены (с профиля, из альбома, из переписки), суд примет нотариально заверенные скриншоты, которые гражданин сможет представить при рассмотрении дела.

Президент Федеральной нотариальной палаты России Константин Корсик заявил журналистам: Поскольку информационные технологии сегодня приобретают все большее значение, именно нотариусы становятся ключевым звеном обеспечения стабильности гражданского оборота, так как помогают юридически закреплять факты и в целом защищать права граждан.

Фотографии из Instagram вскрыли попытку спрятать миллиард при банкротстве

В ситуации с данным делом о банкротстве истцам очень повезло, так как ответчики, владевшие двумя, якобы независимыми юридическими лицами, заключили фактически притворную сделку, чтобы вывести из под процедуры банкротства миллиард рублей с помощью сфабрикованного контракта. Доказав связь владельцев этих юридических лиц, провернувших такую сделку, удалось оспорить её в соответствии с п. 1 ст.

174.1 ГК РФ: Сделка, совершенная с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности из законодательства о несостоятельности (банкротстве), ничтожна в той части, в какой она предусматривает распоряжение таким имуществом (статья 180 ГК РФ).

Юристы истца справедливо заподозрили, что контракт между фирмой-банкротом и второй фирмой заключен лишь с одной целью — спрятать деньги от кредиторов. Изучив открытые профили владельцев юрлиц участников этой сделки адвокаты выявили близкое их знакомство, вплоть до сожительства и совместного проведения отпуска на курорте, фото-доказательства чего и были заверены нотариально.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Именно это и решило арбитраж в пользу истца.

Источники


  1. Профессиональная этика и служебный этикет. Учебник; Юнити-Дана, Закон и право — М., 2014. — 560 c.

  2. Жбанов, Евгений Вокруг версии; М.: Известия, 2013. — 256 c.

  3. Грудцына, Л. Жилищное право России. Учебник; М.: Эксмо, 2011. — 656 c.
  4. Малько, А.В. Проблемы теории государства и права. Учебник / А.В. Малько. — М.: Юрлитинформ, 2012. — 802 c.
  5. Каутский, К. Аграрный вопрос; Киев: Пролетарий, 2012. — 330 c.
Теперь суды принимают данные из соцсетей в качестве доказательств
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here