Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам

Полезная информация по теме: "Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам" с ответами на все возможные вопросы. Если вы все же не найдете ответ на интересующие вопросы, то обращайтесь к нашему дежурному юристу.

Выплаты фармы российским врачам остались на уровне предыдущего года

Более 3,3 млрд руб. составила в 2018 г. сумма выплат фармацевтических компаний российским врачам. Получателями средств были свыше 42,4 тыс. специалистов, вознаграждение 29 из них превысило 1 млн руб.

Отчеты 43 фармацевтических компаний, входящих в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM), о так называемой передаче ценностей – выплатах за участие в научных конференциях, компенсациях расходов на поездки и проживание, вознаграждениях за консультации и т.п. – российским специалистам здравоохранения в 2018 г. изучил РБК. Согласно подсчетам, общая сумма выплат осталась на уровне 2017 г. Как и ранее, не все члены AIPM раскрыли информацию.

[1]

При этом количество специалистов, давших согласие на раскрытие информации о собственном вознаграждении, по сравнению с 2017 г. снизилось и составило 9,4 тыс. человек. Общая сумма выплат таким специалистам – 607,4 млн руб. Средний размер выплаты – от 24 тыс. до 252 тыс. руб. в зависимости от компании.

Количество специалистов, не согласившихся на раскрытие информации, – не менее 33 тыс. человек. Точное количество указать невозможно, поскольку из отчетности многих компаний нельзя сделать вывод, получил ли врач больше одной выплаты или нет.

Общая сумма выплат анонимным специалистам – 2,7 млрд руб. Средний размер выплаты – от 10 тыс. до 310 тыс. руб.

Больше всего врачам в 2018 г. перечислила немецкая Bayer — 498,6 млн руб. Количество медиков, получивших выплаты, может составлять от 3,9 тыс. до 7 тыс. человек. Конкретная информация приведена только в отношении 74 человек.

Наименьший размер выплат в 2018 г. (1,9 млн руб.) – у американской Celgene. Деньги получили 24 специалиста, из которых лишь о 7 информация раскрыта.

Согласно данным очетов, у 29 российских врачей размер платежей от фармкомпаний превысил 1 млн руб. Лидером рейтинга стала специалист-репродуктолог из Челябинска Татьяна Пестова. От Merck за «оказанные услуги и консультирование» она получила в 2018 г. почти 2,7 млн руб., еще 164 тыс. руб. (из них 102 тыс. – компенсация транспортных расходов) ей перечислила Abott.

Главному внештатному эндокринологу министерства здравоохранения Краснодарского края Инне Кудлай та же Merck перечислила за услуги и консультации 2,6 млн руб. Еще 7 тыс. руб. в качестве компенсаций транспортных расходов врач получила от Ipsen. Но в беседе с корреспондентом РБК Кудлай завила, что вообще не работает ни с Merck, ни с Ipsen.

Отказался комментировать заявленные в отчетности венгерской Egis почти 2,2 млн руб. директор терапевтический клиники и заведующий кафедрой терапии, клинической фармакологии и скорой медицинской помощи МГМСУ им. А.И. Евдокимова Аркадий Верткин.

Более 1,8 млрд рублей заплатили иностранные фармкомпании российским врачам

Иностранные фармкомпании опубликовали данные из которых следует что они выплатили российским врачам, медицинским организациям, чиновникам более 1,8 млрд рублей в 2015 году. Такие данные приводит газета «Ведомости» в статье 24 июня.

В число выплат входят исследование, диагностика, компенсации за проезд и обучение, плата за «услуги и консультирование», под которой скрывается выплата за рекомендацию лекарств и выписывание рецептов.

Разработчик и производитель лекарств GlaxoSmithKline (GSK) сообщил, что в 2015 г. заплатил российским врачам и ученым 619 млн руб.

Общие выплаты Bayer в России составили в прошлом году 411,7 млн руб. Merck Sharp & Dohme (MSD), как следует из ее отчета, выплатила врачам и ученым более 647,7 млн руб.

Berlin-Chemie/Menarini сообщила о выплате 49,6 млн руб. 586 врачам и еще 69 млн руб. – 90 организациям здравоохранения. На сайте Pfizer сообщается о выплате 16,8 млн руб. 11 российским организациям.

Представители российских подразделений Sanofi, Novartis, Pfizer, Janssen (структура J&J), «Р-фарма», Takeda данные о вылатах еще не опубликовали.

По данным издания выплаты получили тысячи врачей и сотням организаций.

В среднем один российский врач (из тех, кто участвовал в программах фармкомпаний) получил за год от MSD 44 191 руб., от GSK – 66 465 руб., от Berlin-Chemie – 84 641 руб. Некоторые врачи заработали более значимые суммы: например, выплаты MSD в адрес Виталия Гусарова, заведующего отделением анестезиологии и реаниматологии ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н. И. Пирогова», составили 665 800 руб. (оплата проезда, проживания, консультации). Гусаров говорит, что сотрудничает с MSD исключительно в рамках законодательства, от других комментариев газете он отказался.

Данные о платежах в России фармкомпании раскрывают впервые (по другим странам они отчитывались и раньше). Это делается в соответствии с кодексами AIPM и Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций.

Практика выплат фармкомпаний врачам и организациям здравоохранения распространена во всем мире. Газета приволит данные, по которым в США, GSK выплатила в 2014 году физическим лицам и госпиталям $213,1 млн, Pfizer – $288,7 млн , Merck Sharp & Dohme Corporation – $125,3 млн.

GlaxoSmithKline частично возобновит выплаты врачам

Британская фармацевтическая компания GlaxoSmithKline («ГлаксоСмитКляйн»), пять лет назад полностью прекратившая выплаты вознаграждений врачам за продвижение своих препаратов, объявила о частичном возобновлении этой практики, сообщает Reuters.

Согласно новой политике по работе с профессионалами в сфере здравоохранения, компания будет выплачивать вознаграждения международным экспертам, которые будут говорить о научных исследованиях, лежащих в основе разработки некоторых инновационных препаратов.

Как отметили в компании, изменения в политике касаются только отдельных инновационных препаратов в отдельных странах и в строго ограниченный период жизненного цикла того или иного препарата.

По словам представителя GSK, общая сумма выплат будет гораздо меньше, чем в период до 2013 г., когда было принято решение о полном прекращении выплат врачам, что, в свою очередь, связано с обвинениями компании в коррупции в Китае.

Кроме выплат экспертам за выступления, GSK планирует покрывать в разумных пределах дорожные расходы специалистов (кроме США) и регистрационные расходы для участия в интернет-семинарах и интернет-конференциях.

При этом компания не будет спонсировать участие врачей в медицинских конференциях.

Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам

Фармацевтические компании в своих отчётах объявили сумму, которую они выплатили российским врачам за минувший год.

Порядка 3,3 млрд рублей потратили фармацевтические компании на участие врачей в научных конференциях, компенсацию расходов на перелёты и проживание и в качестве награды за их консультации.

Эту общую сумму получили 42 тысячи отечественных медиков. По факту же деньги, в большинстве случаев, платятся за продвижение того или иного лекарственного препарата пациентам, которые обязаны прописывать доктора, получив некоторую сумму за подобное действие.

Читайте так же:  Как и куда написать заявление о мошенничестве — образец документа

Как отмечается специалистами, лишь небольшая часть докторов дала своё согласие на обнародование информации о количестве полученных средств.

За что зарубежные фармкомпании платят российским врачам?

Лента новостей

Все новости »

Согласно отчетам за 2017 год, всего фармпроизводители потратили на медиков из России более 3 млрд рублей. При этом детально расписаны более 500 млн рублей выплат. За какие услуги ушли остальные — неизвестно

Фото: depositphotos.com —>

Зарубежные фармкомпании заплатили российским врачам и организациям здравоохранения более 3 млрд рублей. Такие цифры содержатся в прошлогодних отчетах 36 международных концернов.

При этом детально расписаны выплаты только восьми тысячам врачей — вместе, как подсчитал РБК, они получили более полумиллиарда. При этом 25 докторов, восемь из которых кардиологи, получили от фармацевтов свыше миллиона каждый. За что приплачивают производители лекарств?

Николай Беспалов директор по развитию аналитической компании RNC-Рharma «Выплаты могут носить самый разный характер: и официальный, и неофициальный. Как правило, официальные выплаты связаны со всевозможными консультационными услугами, которые специалисты могут оказывать фармкомпаниям, а также за услуги по проведению неких научных мероприятий и всевозможных конференций, ну и профильным каким-то проблематикам. Но, естественно, есть целый пласт платежей, которые связаны с проведением всевозможных клинических исследований. Естественно, нужно понимать, что есть некоторое количество серых платежей, которые направлены просто на продвижение интересов той или иной фармкомпании. Это может быть и поддержка в отношении общения с представителями государства, с чиновниками разных уровней, а может быть направлено непосредственно на потребителя, то есть фактически это некие стимулирующие выплаты за назначение того или иного продукта».

Выплаты врачам со стороны фармпроизводителей в России запрещены с 2011 года законом «Об основах охраны здоровья граждан». Однако ограничения не касаются участия в семинарах, круглых столах, научных конференциях и других подобных мероприятиях. Также фармкомпании имеют право взаимодействовать с врачами для подготовки совместных научных работ и исследований. Комментарий врача-эндокринолога Елены Бирюковой:

— Такие серьезные компании делают достаточно прозрачно, потому что они под большим фармконтролем.

— С вами пытались связываться какие-то фармкомпании, предлагать сотрудничество?

— Ну, в свое время да, конечно. Но это же обычные мероприятия обучающие какие-то. Естественно, ты даешь информацию по теме какой-то либо по заболеванию, лечению с упоминанием препаратов каких-то. Но бывают ситуации, когда вообще нет альтернативы препаратам. Потом, до определенного момента это было едва ли не единственным источником информации об этом мероприятии. Это сейчас вот все эти непрерывные обучения, есть где взять информацию, куда-то сходить, послушать. В какой-то период с этим было не так просто. Ну, прочитали они лекции докторам, если думающий доктор, он все равно для себя делает вывод. А если доктор нацелен только на коммерческую составляющую, он все равно найдет себе источник, ему не нужно ничего читать, он все равно БАДами будет заниматься. Мы сейчас даже рецепты обязаны выписывать по действующему веществу, а не по коммерческому названию. Дальше в аптеке уже предлагают: вот это вещество бывает такой марки вот за такую цену, вот такой фирмы за такую цену. Вот там уже, на этом этапе включается коммерческий интерес провизора или фармацевта, который находится на проценте от продажи. Ему выгоднее продать более дорогой препарат, а не более эффективный.

Зарубежные фармпроизводители предоставляют данные о выплатах российским врачам третий год. Это требование Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций. Самой щедрой из списка оказалась французская Ipsen — она перечислила более 450 млн рублей. Наименьшие суммы, согласно расчетам РБК, выплатили британская GSK и американская Celgene: примерно по 2 млн рублей каждая.

Сами медработники заявляют, что основная часть гонораров уходит на перелеты и проживание. За участие в конференции или за лекцию они получают в среднем по 20 тысяч рублей. Кстати, от отечественных производителей медицинских продуктов публиковать подобные отчеты никто не требует. Поэтому объемы их выплат врачам неизвестны.

Фармацевтическим компаниям все труднее вербовать докторов

Когда Дэниел Карлет, психиатр из штата Массачусетс, прибыл в Нью-Йорк со своей женой по приглашению американской фармацевтической компании Wyeth на «тренинг», проходивший в уикенд, их поселили в роскошном отеле, а финалом тренинга стало посещение бродвейского шоу. Это было в начале 2001 г., вскоре после того, как Карлет согласился на предложение Wyeth проводить беседы с врачами об антидепрессанте эффексор.

Весь следующий год он регулярно получал гонорары в размере $750 – за 10-минутную речь во время «учебного ланча», во время которой он объяснял коллегам-врачам преимущества препарата с использованием слайдов, предоставленных компанией. «Все выглядело взаимовыгодным, – вспоминает он. – Я выписывал лекарство, обучал врачей и зарабатывал деньги».

[3]

Но уже через несколько месяцев Карлет разочаровался в маркетинговой подработке. Дело в том, что он выборочно предоставлял клинические данные, в которых лекарство было представлено в положительном свете врачам, которых компания находила с помощью методов интеллектуального анализа данных – на основе изучения выписываемых тем или иным врачом рецептов. Доктор Карлет стал высказываться по этому поводу, поддержав растущую негативную реакцию на агрессивную тактику маркетинга, которая серьезно меняет взаимоотношения между врачами и фармацевтическими компаниями. Хотя руководители фармкомпаний утверждают, что подобные явления остались в прошлом и были преувеличены, они готовятся к усилению наказаний и призывают к дальнейшим реформам.

«В некотором смысле наша индустрия сбилась с пути и не в полной мере соответствует растущим ожиданиям акционеров», – заявила Дейдре Коннелли, руководитель операций в Северной Америке британской фармацевтической компании GlaxoSmithKline (GSK), на конференции в январе. Пытаясь приуменьшить масштаб проблемы, она признала: «Независимо от причин в конце концов мы должны восстановить доверие общественности».

В то время как она делала эти заявления, ее компания выделила средства в размере 2,2 млрд фунтов стерлингов ($3,6 млрд), которые в основном пойдут на внесудебное урегулирование, после того как завершатся переговоры с прокуратурой штата Колорадо по делу о торговых и рекламных практиках в период с 1997 по 2004 г., касающихся в том числе антидепрессантов паксил и велбутрин.

Гонка вооружений

Еще в январском докладе инвестиционный банк Morgan Stanley предсказывал рост числа судебных разбирательств, по мере того как еще неизвестные общественности иски «осведомителей» и внесудебные договоренности будут выливаться для индустрии в необходимость выплат в миллиарды долларов. Корень проблемы – в масштабных прочных и закрытых от постороннего взгляда отношениях между компаниями и врачами, которые часто включают в себя переход из рук в руки денежных средств или других благ.

Власти США первыми стали расследовать подобную практику. Власти других стран, в том числе Великобритании, Франции и Италии, также проводят соответствующие мероприятия.

Крис Виебахер, глава французской фармацевтической компании Sanofi-Aventis, отвергает предположение, что платежи обязательно приводят к непреодолимым проблемам. «Врачи – профессионалы, и я абсолютно уверен в их суждениях», – говорит он, утверждая, что платежи от компаний не должны подрывать веру в назначенное врачом лекарство. Но другие люди считают, что выплаты врачам иногда приводят к тому, что рецептурные средства выписываются пациентам, которым они не нужны, могут быть не лучшими или даже опасными, а кроме того, приводят к росту ненужных расходов в системе здравоохранения.

Читайте так же:  Профсоюзы будут добиваться освобождения работников с низкой зарплатой от уплаты ндфл

«Индустрия сделала серьезные шаги, направленные на исправление сделанного, но еще многое предстоит сделать», – говорит Ричард Хортон, редактор медицинского журнала The Lancet. Два года назад он возглавлял рабочую группу в Королевском колледже врачей Великобритании, которая рекомендовала сбалансировать отношения между промышленностью, академическими кругами и действующей на средства налогоплательщиков Национальной службой здравоохранения. В условиях отсутствия консенсуса и практических трудностей многие из этих рекомендаций еще не реализованы.

Хортон и другие говорят, что сомнительные связи между врачами и фарминдустрией достигли своего апогея в США в начале тысячелетия, когда жесткая конкуренция между компаниями в период замедления инноваций привели к созданию лекарств, не имеющих серьезных преимуществ по сравнению с уже существующими. Давление со стороны производителей дженериков приводило к необходимости срочного роста продаж. Компании тратили серьезные средства на рекламу в СМИ – часто с привлечением знаменитостей. А волна поглощений, вызванная снижением производительности, привела к тому, что у растущих компаний, таких как Pfizer, появились тысячи представителей по продажам, которых часто вербовали скорее за обаяние, чем за медицинские знания. Эти люди стали посещать врачей, убеждая их назначать «свои» препараты. Это привело к «гонке вооружений» между ведущими компаниями, продукция которых порой практически не отличалась.

Дорогие образцы

Одним из инструментов, используемых в США, были «образцы» – когда торговые представители выдавали врачам бесплатно зачастую довольно дорогостоящие препараты, чтобы те могли предложить их пациентам без медицинской страховки. Представители оплачивали врачам еду и бензин.

В Европе и большинстве других промышленно развитых регионов прямая, нацеленная на пациента реклама рецептурных препаратов, как правило, запрещена или жестко контролируется, и бесплатные образцы не очень много пользы приносят в странах, где лекарства в основном оплачиваются государством.

Однако тесные связи между торговыми представителями и врачами получили широкое распространение – и не всегда ограничиваются небольшими сувенирами, такими как ручки, блокноты и кофейные кружки. Расследуются сообщения о значительных суммах платежей, некоторые из которых изучают федеральные следователи, контролирующие деятельность зарубежных компаний, работающих на рынке США.

В Великобритании американская Abbott Laboratories получила в 2006 г. строгий выговор от Ассоциации британской фармацевтической промышленности после того, как стало известно, что торговые представители дарили врачам билеты на матчи турнира в Уимблдоне, собачьи бега и оплачивали посещения стриптиз-клубов. Два года спустя швейцарскую Roche постигла та же участь – компания поощряла продажи таблеток для потери веса пациентам частных клиник, врачи в которых не имели права назначать данное лекарство. Часто бывает, что врачи летят бизнес-классом в компании своих супруг на курорт в экзотическом месте, чтобы посетить научную конференцию, а параллельно с ней фармкомпания проводит свои сессии, на которых представляет свою продукцию в выгодном свете.

Ряд исследований показал, что спонсируемые промышленностью испытания, результаты которых были опубликованы в медицинских журналах (это краеугольный камень маркетинга, нацеленного на врачей), как правило, благоприятны по отношению к лекарствам соответствующей компании. Когда испытания приносят менее обнадеживающие результаты, их обычно не публикуют. Это искажает истинную картину рисков и преимуществ лекарства.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Весь масштаб подобной маркетинговой деятельности и ущерб, нанесенный ею, остается неясным. Согласно анализу агентства журналистских расследований ProPublica, первые восемь компаний, раскрывшие свои расходы на эти цели, выплатили в общей сложности $320 млн. В 2009–2010 гг. примерно 18 000 врачей, в том числе 10 наиболее отличившихся, получили более $250 000 каждый.

Слишком послушные

Такая прозрачность сама по себе ускоряет реформу. Компании – одни в связи с судебными тяжбами, другие по требованию государственных спонсоров и медицинских журналов – оглашают детали клинических исследований на официальных веб-сайтах, что дает возможность их проверки независимыми исследователями. GSK в этом году изменила свою платежную систему для представителей, стала оценивать их деятельность и нанимать новых сотрудников на основе медицинских знаний и ликвидировала комиссионные выплаты, связанные непосредственно с продажами.

Объединяющие врачей организации, такие как британская ABPI, шведская Lif и общая для стран ЕС EFPIA, ужесточают кодексы поведения, запрещая принимать подарки, бесплатные образцы, развлечения и путешествия. В США независимый Институт медицины призвал к более агрессивным мерам по контролю за непрерывным медицинским образованием, с тем чтобы отделить его от фармацевтических компаний. В США национальные институты здравоохранения, спонсирующие исследования на федеральном уровне, в настоящее время пересматривают свои кодексы поведения для получателей грантов, а многие медицинские школы предприняли аналогичные шаги, для того чтобы избавиться от влияния фарминдустрии на преподавателей.

Но эти меры помогли лишь частично. Раскрытие информации о результатах клинических испытаний остается неполным, а требования публиковать выплаты врачам в Европе не такие жесткие, как в США. «Для танго нужны двое, – говорит Сьюзан Чимонас из Колумбийского университета в Нью-Йорке. – Индустрия ведет себя так, как можно от нее ждать при капиталистической системе, но медики сбились с пути. Те, кто выписывает лекарства, – слишком послушные партнеры».

В Великобритании Дес Спенс, доктор из Глазго, основал общенациональное движение «Нет бесплатным обедам», которое отвергает гостеприимство фармацевтических компаний и призывает к раскрытию информации о выплатах врачам, но пока информации было обнародовано мало. Генеральный медицинский совет, регулятор в медицинской сфере, не проявляет к этой теме особого интереса.

Результатом реформ стала выбраковка десятков тысяч торговых представителей. Правда, их число растет на рынках развивающихся стран, которые становятся все более интересны фармацевтическим компаниям. Если наиболее вопиющие примеры выплат врачам встречаются реже, то остаются нерешенными более тонкие вопросы, такие как независимость непрерывного медицинского образования. Если фармацевтическая промышленность снизит финансирование, кто-то другой должен будет платить деньги – либо врачи, либо их работодатели.

Зарубежные производители лекарств раскрыли объем выплат врачам из России

По данным РБК, за прошлый год около сорока врачей из России получили от иностранных фармацевтических компаний более 3,3 млрд рублей. Вошедшие в топ-20 врачи заработали более миллиона рублей каждый.

Входящие в Ассоциацию международных фармацевтических производителей компании уже третий год подряд раскрывают данные о выплатах врачам и медицинским компаниям. В отчетах указывается информация об оказанных услугах и полученных за это суммах конкретным медицинским работником. Речь идет не только о плате за консультацию врача, но и вознаграждении за участие специалиста в конференции или компенсации ему транспортных расходов.

[2]

Как показывают опубликованные РБК списки, самой щедрой компаний, из тех что решили опубликовать отчеты, оказалась Ipsen из Франции. Она лишь за прошлый год перечислила врачам из России более 470 миллионов рублей. А вот американская корпорация Celgene, напротив, продемонстрировала скупость и перевела нашим соотечественникам менее 2 миллионов рублей.

Читайте так же:  Россияне смогут получать налоговый вычет с покупки лекарств

Отчеты другой американской корпорации, AbbVie, подтверждают значимость российского рынка для международных производителей лекарств и медицинского оборудования. За прошлый год эта компания выплатила, по меньше мере, 557 медикам из России около 54 миллионов рублей. Для сравнения, в Польше американская корпорация профинансировала всего 210 врачей.

Продемонстрированные РБК отчеты свидетельствуют о том, что выплаты, превышающие отметку в миллион рублей, в прошлом году получили 25 врачей из нашей страны, восемь из которых являются специалистами кардиологического профиля. На вершине рейтинга оказалась косметолог Алена Саромыцкая из Волгограда, которой французская Ipsen в прошлом году заплатила почти 3,4 млн рублей. «Я сотрудничаю с несколькими компаниями, я международный тренер, вхожу в топ-10 и читаю лекции не только в России, но и за рубежом», — рассказала косметолог журналистам.

Почетное второе место досталось Дмитрию Затейщикову, занимающему пост руководителя сосудистого центра при больнице № 51 в Москве. Он в прошлом году получил от иностранных медкорпораций 2 миллиона рублей вознаграждения. Большая часть этих средств, по словам врача, пошла на оплату перелетов и проживания.

Доход Затейщикова по основному месту работы за прошлый год составил 1,4 миллиона рублей. В беседе с журналистами он отметил, что сотрудничает с производителями лекарств из «интереса к научным работам».

Давид Мелик-Гусейнов, занимающий пост директора НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента департамента здравоохранения в Москве, в свою очередь, напомнил, что фармацевтические компании с 2011 года лишены права осуществлять врачам выплаты. Однако производители лекарств и медицинского оборудования совместно с врачами могут проводить исследования и выполнять научные работы.

Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам

Врачи и фармацевтические компании: тонкости взаимоотношений

Летом 2016 г. западные фармпроизводители впервые опубликовали свои отчеты о выплатах медицинским организациям и медработникам, включая российских. О том, насколько прозрачны обнародованные данные, к каким переменам может привести это нововведение и как бороться с конфликтом интересов у врачей в российских условиях, рассказала на II съезде Ассоциации медицинских журналистов руководитель организации «Факультет медицинского права», предоставляющей правовые услуги медицинским организациям, юрист Полина Георгиевна Габай.

Кодекс раскрытия информации

Согласно Кодексу раскрытия информации о передаче ценностей фармацевтическими компаниями в пользу специалистов и организаций здравоохранения, принятому Европейской федерацией международных фармацевтических производителей (EFPIA) летом 2013 г., фармкомпании были обязаны не позднее 1 июля 2016 г. обнародовать информацию по этому вопросу. Это коснулось и данных о выплатах медработникам в России, к тому же теперь такая информация будет публиковаться ежегодно. В России проблема с получением работником здравоохранения материального вознаграждения от производителей препаратов и медицинских изделий обсуждается давно: здесь может возникнуть конфликт интересов, в базе которого лежит личная материальная заинтересованность врача. Также в России сегодня медицинским работникам законодательно запрещено принимать от фармпроизводителей подарки и деньги за исключением вознаграждений по договорам при проведении клинических исследований и испытаний, а также за педагогическую и научную работу.

Однако с точки зрения самих фармацевтических компаний все выплаты, указанные в отчетах, произведены в рамках закона и к конфликту интересов отношения не имеют. Цель отчетов при этом — повысить уровень доверия к фармацевтической индустрии. Несмотря на эти декларации, в сентябре 2016 г. издательство «Коммерсантъ» опубликовало информацию о том, что один из крупных производителей — компания AstraZeneca — была оштрафована за взятки в России и Китае*. В статье указывается на то, что выплаты были направлены якобы на проведение не существовавших по факту лекций и конференций. В действительности они отправлялись врачам за приоритетное назначение лекарственных средств.

У каждой из компаний, составивших свои доклады, методология раскрытия информации была своей, однако в базе лежал один и тот же механизм – соблюдение принципа согласия на использование персональных данных. Это значит, что сведения о заработке физического лица не могут быть опубликованы без его согласия, как это оговорено российским законом. Таким образом, выплаты в России часто были указаны без упоминания имени получившего их врача.

Расходные статьи: недостаточная прозрачность

В целом отраженные в документах затраты можно разделить на три категории: пожертвования и гранты; расходы, связанные с мероприятиями (проезд, регистрация и т.д.), а также выплаты «за оказание услуг и консультирование» — самая размытая категория.

Полина Габай сослалась на мнение по этому вопросу, высказанное Министерством здравоохранения Ульяновской области: региональный Минздрав указывает на то, что медицинская организация как юридическое лицо может получить на безвозмездной основе, к примеру, партию лекарств, но при соблюдении ряда условий. Такой дар должен способствовать реализации установленной деятельности медицинской организации, быть нацелен на защиту интересов граждан России и не иметь отношения к коррупционной заинтересованности. В дополнение к этому Факультет медицинского права отмечает, что любое пожертвование или грант не будут являться незаконными при условии заключения договора об оказании безвозмездной помощи. В то же время важно, чтобы передаваемые лекарственные средства были зарегистрированы на территории РФ.

Что касается покрытия расходов на проведение мероприятий, докладчик не видит в этом ничего противозаконного. К примеру, реклама лекарственных средств в формах и дозировках, отпускаемых по рецептам, законодательно разрешена только на профессиональных выставках, семинарах и т.д.

Больше всего вопросов вызывает группа расходов «услуги и консультирование». В нее могут входить, например, консультации при разработке препарата и проведении испытаний. Однако что входит в понятие «услуги», как отметила Полина Габай, по сути неясно. Отдельным вопросом является то, относится ли к этой категории вознаграждение за приоритетное выписывание препарата.

Известная фармкомпания Roche акцентирует внимание на принципе, по которому сотрудничество производителей препаратов с медиками не должно вести к конфликту интересов у специалистов здравоохранения, в частности, между их профессиональными обязанностями и материальной заинтересованностью. С учетом этого комментария и того факта, что в Европе ответственность за незаконное вознаграждение медиков достаточно высока, Полина Габай предполагает, что большая часть указанных выплат была законной.

Тем не менее, по мнению спикера, раскрытие информации в России себя не оправдало за счет недостаточней прозрачности. Причиной этому являются российские законодательные нормы, косвенно препятствующие защите пациента от сговора медицинских и фармацевтических работников. Среди них отсутствие установленной ответственности за такие деяния и механизма воздействия на нарушителей, а также особенности законодательства о персональных данных.

Закон суров…

Руководитель Факультета медицинского права остановилась подробнее на законодательных проблемах в этой сфере. Так, в правовой системе РФ отсутствует четкий запрет на конфликт интересов в сфере охраны здоровья граждан. Часть 3 статьи 74 ФЗ № 323 содержит положение о наличии ответственности медорганизаций и фармацевтических работников за несоблюдение ограничений на получение вознаграждений в соответствии с действующим законодательством. Однако меры ответственности за нарушение данных норм не указаны, наиболее же близкая к теме статья 6.29 КоАП РФ устанавливает наказание только «за невыполнение обязанностей о предоставлении информации о конфликте интересов при осуществлении медицинской и фармацевтической деятельности». То есть за недонесение, но не сам конфликт интересов.

Читайте так же:  Как развестись с мужем если есть дети особенности процесса

В ряде медицинских организаций установлены собственные локальные акты. Чаще всего это называется «Положение о конфликте интересов при осуществлении медицинской и (или) фармацевтической деятельности». За нарушение таких норм работники могут привлекаться к дисциплинарной ответственности, впрочем, как полагает докладчик, это вряд ли напугает большую часть врачей. В исключительных ситуациях, когда нарушитель является должностным лицом, можно говорить об уголовной ответственности – здесь вступают в силу понятия взятки и коммерческого подкупа. К рядовым врачам это, впрочем, не относится. На сегодня, отметила докладчик, это касается в первую очередь фармацевтических работников. Со вступлением в силу приказа Минздрава России № 1175 «Об утверждении порядка назначения и выписывания лекарственных препаратов» лекарства за редким исключением выписываются не по торговому наименованию, а по международному патентованному. Эта мера, по мнению юриста, перенесла место сговора из больниц в аптеки, ведь, приходя с рецептом, пациент обычно просит о консультации аптечного сотрудника. О взятке, таким образом, речи не идет, так как в этой ситуации не задействованы должностные лица.

Таким образом, первым важным шагом на пути к минимизации вероятности конфликта интересов должно стать урегулирование пробелов в сфере ответственности за него. Такая ответственность должна быть конкретизирована на законодательном уровне, иначе она является формальной. Впрочем, сегодня в Госдуме уже находится на рассмотрении законопроект, предусматривающий поправки в КоАП за несоблюдение ограничений на получение вознаграждений при работе в сфере охраны здоровья.

Следующая проблема – отсутствие реального механизма воздействия на нарушителей. Если, к примеру, медработник сообщил своему начальству о вероятности развития конфликта интересов, руководитель обязан доложить об этом в специальную комиссию Минздрава по урегулированию конфликта интересов, приказ об учреждении которой вышел в 2012 г. На практике, по словам Полины Габай, комиссия служит только для установления или опровержения факта наличия конфликта. Что делать дальше, законодательно не указано. Это же касается и Росздравнадзора, который может проверить соблюдение медработниками профессиональных правил, но не накладывает правовой ответственности.

Третья проблема – законодательство о персональных данных, не допускающее распространения информации о доходах физлица без согласия субъекта. Полина Габай считает сомнительным, что хотя бы один медицинский работник даст свое согласие на публикацию данных о незаконном вознаграждении. Однако ситуация может кардинально измениться, если на федеральном уровне примут норму, согласно которой опубликование такой информации является обязательным. Именно таковым оно является, согласно западному варианту закона об обнародовании отчетов.

Юрист акцентировала внимание на том, что все сказанное касается только российского законодательства, в то время как фармацевтические компании, представленные на российском рынке, в основном являются структурными подразделениями иностранных корпораций. Далеко не все имеют обособленные подразделения в России, а значит, многие подчиняются законодательству государства, в котором были учреждены. Следовательно, запретить им публиковать информацию на иностранных интернет-ресурсах в рамках исполнения закона их страны российское законодательство не может.

Заплати налоги и спи спокойно

Кроме того, Факультет медицинского права рассмотрел проблемы налогообложения. В частности, юристов заинтересовали вопросы, может ли налоговая инспекция воспользоваться предоставленной фармкомпаниями информацией и провести проверку, могут ли данные о выплатах медорганизациям и врачам стать основой для привлечения их к ответственности, являются ли доходы, полученные от иностранных фармкомпаний, объектом налогообложения и, наконец, будет ли зарубежная фармацевтическая компания являться налоговым агентом российского врача.

Полина Габай объяснила, что информация о выплатах врачам и организациям, указанная на иностранном сайте, может служить основанием для проведения выездной налоговой проверки. Если при проверке обнаружилось, что в медицинской организации поступления денег не указано или указано в меньшем объеме, чем гласит иностранный отчет, могут возникнуть проблемы. В большинстве случаев с выплат, получаемых от иностранных фармкомпаний, российским врачам и медицинским организациям положено заплатить налог на доход или на прибыль, соответственно, но вместе с тем налогообложение доходов, поступающих от иностранных фармацевтических компаний «в карман» российского здравоохранения, насчитывает множество разных случаев, каждый из которых требует индивидуального анализа.

В итоге, заключила юрист, мы сталкиваемся с ситуацией, когда медицинским и фармацевтическим работникам ничто не мешает получать вознаграждение от фармкомпаний. Все последствия, к которым может привести такое нарушение, — это констатация его факта или дисциплинарная ответственность, которая обычно мало пугает работника. Таким образом, введение прозрачности в отношениях участников здравоохранения и фармацевтических компаний — это задача высокого порядка, которая невозможна без установки четких правовых позиций относительно конфликта интересов, ответственности за его наступление и действующих механизмов его урегулирования.

Как заработать врачу: фармкомпании раскрыли суммы выплат медикам

Всего за 2018 год врачи получили около 3,5 млрд рублей за проведение консультаций, выступления на конференциях и чтение лекций.

Доход тридцати специалистов превысил 1 млн руб. на человека. Такие данные журналисты РБК нашли в отчетах за 2018 год у 44 фармацевтических компаний, входящих в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM).

Минздрав запрещает врачам принимать денежные средства от сотрудников фармкомпаний. Однако за педагогическую и научную деятельность на деньги производителей лекарств власти не преследуют. Именно эти статьи и фигурируют в отчетности.

Больше всего в прошлом году медработникам заплатила немецкая Bayer – 498,6 миллионов рублей, а самой экономной оказалась американская Celgene. Она потратила только 1,8 млн.

В отчете Merck, который компания обнародовала этим летом, фигурировали огромные цифры – так, по первоначально озвученным данным, больше 1 миллиона рублей получили не менее чем 30 российских специалистов.

Однако позже выяснилось, что информация была некорректной – якобы Merck неверно конвертировала валюту, в результате чего гонорары врачей оказались завышенными.

Когда Merck исправила данные, цифры все равно выглядели впечатляюще. В частности, самое большое вознаграждение получила репродуктолог из Санкт-Петербурга Диана Обидняк – чуть более 1 млн руб.

Также довольно крупные премии и другие получили врачи:

  • Татьяна Каронова из Санкт-Петербурга – 418 909 руб.;
  • Дмитрий Бельцевич из Москвы – 337 048 руб.;
  • Алексей Зилов, тоже из столицы – 322 710 руб.

Большинство медиков получили небольшие выплаты: от трех-пяти до нескольких десятков тысяч рублей. Всего личные данные разрешили обнародовать лишь 10 тыс. врачей. 37 тысяч специалистов свои имена не раскрыли.

Когда врачу положена доплата в 500 рублей за диспансеризацию, эксперты разъяснили в журнале «Здравоохранение». Правила получения доплаты за сверхурочную работу специалисты рассказали в Системе Главный врач.

Фармкомпаниям запретят продвигать лекарства через врачей

Таблетки от жадности

Российские власти всерьёз заинтересовались небескорыстной дружбой крупных фармацевтических компаний с медицинскими работниками. Производители лекарств фактически берут врачей «в долю», предлагая им проценты с продаж. А те впаривают – иначе не скажешь – пациентам дорогущие импортные таблетки вместо более доступных отечественных аналогов. Чиновники решили положить конец этой многолетней порочной практике. Теперь доктор, выписавший больному тот или иной препарат из меркантильных соображений, может поплатиться карьерой. Только вот доказать факт подкупа эскулапа фармацевтами практически невозможно.

Читайте так же:  Угроза жизни и здоровью человека — ответственность согласно статьи 119 ук рф

Этой осенью в Америке разразился грандиозный скандал: министерство юстиции США оштрафовало корпорацию Pfizer на 2,3 млрд. долларов. Рекордный штраф был выписан компании за «продвижение» продукции через врачей – те назначали пациентам ненужные им препараты. Между тем в нашей стране подобное «сотрудничество» существует с начала 90-х годов прошлого столетия.

Если верить статистике, из всех продаваемых в России упаковок лекарств 2/3 – отечественные. То есть мы в два раза чаще покупаем наши таблетки, чем импортные. Однако эксперты ведут подсчёты иначе – по общей стоимости реализованных пилюль. Так вот, в денежном выражении получается, что заморские медикаменты занимают 77% нашего рынка, а российские – всего 23. Причём засилье дорогих импортных лекарств в наших аптеках не только оттого, что они, как принято считать, качественнее. Не совсем так: просто в отличие от наших компаний мировые фармгиганты тратят на продвижение своей продукции, в том числе через медработников, гигантские деньги.

Самые большие «знаки внимания» от изготовителей лекарств достаются так называемым лидерам мнений (opinion leader) – научным авторитетам в той или иной отрасли медицины, а также руководителям крупных клиник. Помимо солидных денежных вознаграждений их регулярно вывозят на заграничные конференции, нередко снабжают машиной с водителем, а то и личным ассистентом, имеющим ставку в фармкомпании.

По оценкам экспертов, затраты фармкомпаний на содержание штата медпредставителей сопоставимы с расходами на производство и составляют 10–15% оборота. А для представительств иностранных компаний, не имеющих производства в нашей стране, эта цифра может достигать 40–50%. «Сегодня один медицинский представитель обходится фармкомпании, с учётом его зарплаты, аренды машины, покупки компьютера, оплаты телефона, Интернета и т.д., в среднем в 160–200 тыс. рублей в месяц», – рассказал «Нашей Версии» директор по маркетинговым исследованиям компании «Фармэксперт» Давид Мелик-Гусейнов.

Muddy Waters Researh выявила новые факты обмана акционеров: фальсифицировалась отчетность в спорах фармацевтических фирм

Ещё более внушительные суммы тратятся на поощрение медиков. Крупные компании ежегодно выделяют на эти цели десятки миллионов рублей. Понятно, что распределяются эти деньги во врачебном сообществе отнюдь не равномерно. За это научные светила включают торговые марки в стандарты лечения и рекомендуют их для программ государственных закупок. Рядовые медики обычно могут рассчитывать на более скромные подношения – от ручки с блокнотом до поездки на семинар в подмосковный пансионат. Естественно, все эти траты включаются в стоимость лекарств. По словам аналитиков рынка, бюджеты на продвижение любых серьёзных препаратов на территории России в смете крупных иностранных производителей закладываются в размере 10–20% стоимости товара. Причём небезвозмездная врачебная мода на определённые бренды больно бьёт не только по кошелькам пациентов, но и по государственной казне. По данным Росздравнадзора, в 2008–2009 годах российский бюджет мог бы сэкономить около 4 млрд. рублей, если бы при госзакупках вместо забугорных препаратов приобретались не уступающие им по качеству «доморощенные» аналоги.

На Западе законы, регулирующие деятельность медпредов, приняты давно. В России их нет вообще, существуют только внутренние инструкции. В некоторых поликлиниках, например, действует запрет на общение сотрудников с представителями фармкомпаний. Правда, эффективным этот запрет не назовёшь: лишь 3% врачей не пускают таких посетителей в кабинет, 5% пускают после фразы «я быстро», а остальные 92% говорят: «Нам не разрешают, но ладно, входите».

Недавно на проблему ангажированности отечественных эскулапов обратил особое внимание Владимир Путин. «Недопустима ситуация, когда фармацевтические концерны доплачивают специалистам за то, что они выписывают пациентам производимые этими компаниями препараты, – заявил премьер. – Производители спонсируют корпоративные мероприятия, семинары, в том числе с выездом на тёплые моря. Эту порочную практику нужно прекратить». После этого методами работы иностранных производителей живо заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба. Она проверила несколько крупных фармкомпаний и обнаружила множество нарушений. А кроме того подготовила целый пакет поправок в «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан», закон «Об обращении лекарственных средств» и Административный кодекс.

Новый законопроект строго-настрого запрещает фармацевтам каким-либо образом стимулировать медработников и руководителей учреждений здравоохранения к распространению лекарств. В том числе запрещается презентовать им деньги или подарки дороже 3 тыс. рублей, оплачивать отдых и транспортные расходы. Нельзя организовывать фестивали, конференции, конгрессы с участием только одного производителя, тем более если по итогам мероприятия участники должны взять на себя какие-то обязательства. А докторам запретят принимать медпредов в рабочее время.

За назначение лекарств из меркантильных соображений врачу будет грозить штраф 20–30 тыс. рублей или дисквалификация на срок от года до двух лет. Главврачи, закрывающие глаза на такие сговоры, будут платить от 100 тыс. рублей или также потеряют право заниматься профессиональной деятельностью. Самим компаниям светит штраф в размере от 1 до 15% выручки с продажи продвигаемого через медиков препарата (но не менее 300 тыс. рублей). Антимонопольщики надеются, что неотвратимое суровое наказание сделает врачей и фармацевтов более чистоплотными. В свою очередь, в Росздравнадзоре (на эту службу ФАС предлагает возложить контроль за соблюдением новых требований) подчёркивают: чтобы задействовать карательные меры, нужно сначала доказать факт сговора доктора с фармкомпанией. А сделать это крайне сложно.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Эксперты с предложенными инициативами в принципе согласны. «Фармацевтические компании – чего греха таить – выстраивают программы лояльности врачей к себе и своей продукции. И, чтобы не ущемлялись интересы пациентов, этот процесс необходимо регламентировать, сделать его более прозрачным, более контролируемым соответствующими органами, – говорит г-н Мелик-Гусейнов. – Но здесь очень важно не перегнуть палку». По мнению нашего собеседника, полностью запрещать взаимодействие фармацевтов с медиками нельзя. Ведь для последних общение с представителями фармкомпаний и посещение мероприятий, которые устраивают эти фирмы, – зачастую единственная возможность получить информацию о новых препаратах и методах лечения.

Источники


  1. Пикалов И. А. Уголовное право. Особенная часть; Эксмо — Москва, 2011. — 560 c.

  2. Смирнов, В. Н. Адвокатура и адвокатская деятельность / В.Н. Смирнов, А.С. Смыкалин. — М.: Проспект, Уральская государственная юридическая академия, 2015. — 320 c.

  3. Морозова, Л. А. Теория государства и права / Л.А. Морозова. — М.: Норма, Инфра-М, 2013. — 464 c.
  4. Скурихин, А.П. Испанско-русский юридический словарь: моногр. / А.П. Скурихин. — М.: Русский язык — Медиа, 2014. — 552 c.
  5. Научные воззрения профессоров Пионтковских (отца и сына) и современная уголовно-правовая политика. — М.: Статут, 2014. — 432 c.
Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here